Дмитрий Липскеров. Ожидание Соломеи



повесть


Ксении Ярмольник



Все небо над Подольском, с юга на запад, словно чернилами, затекало тучами. Шестидесятисемилетняя Соломея стояла возле окна, опершись могучими руками о подоконник, широко расставив ноги, и смотрела на омрачающийся горизонт. Над Подольском должна была начаться гроза.
Ее двухсотпятидесятикилограммовое тело слегка заколыхалось, когда она разглядела под черной тучей маленький вертолет. Может быть, это был вовсе и не вертолет, а, скорее, большая птица или метеорологический шар, но старуха вдруг заволновалась. Ее рот приоткрылся, все тело окатило потом, а в мощных руках затаилась слабость. Первый раз громыхнуло, затем вспыхнуло, на мгновение разошлись тучи, заглатывая блуждающий предмет, резко запахло озоном, и гроза над Подольском началась...
Соломея из-под густых бровей наблюдала за природным катаклизмом и молилась об исчезнувшем предмете. Пот на ее огромном теле просыхал, но коварная слабость расползлась по ногам, холодя пальцы и круглые икры. Старуха прислушалась к организму и, словно собака, почуяла притаившуюся внизу живота боль, как будто кто-то начинал скрести по ее нутру крошечным коготком, погружая его все глубже, в мякоть... Соломея прислонилась лбом к помутившему стеклу и подумала, что, может, это вертолет влетел к ней в живот и беспокоит кишки вертящимися лопастями?.. Боль нарастала и, как будто по ступенькам, переместилась чуть выше. Соломея широко открыла рот, до боли в груди выдохнула, давая возможность заблудившемуся вертолету вылететь, потерла и подавила живот ладонью, но тот резанул в ответ отчаянно, так, что к горлу подступило море. В черных глазах Соломеи появилось удивление, она качнулась всем необъятным телом и, расставаясь с сознанием, рухнула на пол.
Над Подольском прогремело, что-то треснуло в небесах, и гроза достигла своего апогея.
Следующим утром, в непогожий день, по хляби и мрачности, муж Соломеи отвез занемогшую жену в покосившуюся и почерневшую от времени больницу. Он долго ждал своей очереди, а когда она подошла, бледный и испуганный, ввел жену к доктору в пожелтевшем халате. Его самого выгнали, а Соломею долго выспрашивали о болезни. Затем доктор тщательно мыл руки и, пока Соломея раздевалась, смотрел на нее через зеркало, удивляясь величию природы, создавшей такое могучее тело. Затем он долго мял старухе живот, но прощупать ничего не смог. Он вновь вымыл руки и стал проверять Соломею по женским делам. Вскоре его лицо омрачилось, он отослал старуху в коридор, а мужу сообщил, что причиной болей служит опухоль, сильно запущенная, и что надежды на выздоровление мало. После доктор выписал мужу направление к местному онкологу и пожелал ему чуда.
Онколог подтвердил диагноз, но лечиться все же предложил.
Солнечным утром Соломею заперли в больницу, где на протяжении сорока пяти дней просвечивали ее больной живот радиоактивными лучами, а в вену кололи цветную жидкость. Затем ее отпустили домой, велев приехать через месяц и повторить, курс лечения. Мужа же предупредили, что шансов на, выздоровление нет - опухоль, будто гриб-поганка, растет не по дням, а по часам.
И точно: постоянно поглаживающая свой живот Соломея чувствовала, как тот вздымается, словно тесто на дрожжах, ощущала, как в нем шевелится опухоль, ставшая вдруг привычной.
Отчаявшиеся люди хватаются даже за пустоту, и муж Соломеи, боящийся потерять жену, поехал в большой город, в котором находился онкологический центр. Ему удалось записать свою Соломею к светиле мировой онкологии. Тот принял подольскую старуху, долго осматривал ее, пока муж сидел в пахнущем "тем светом" коридоре. После поверхностного осмотра светило выспросил старуху, как часто ее тошнит, какой у нее аппетит и что хочется ей кушать, а чего душа не принимает. Затем он снова заставил Соломею раздеться и взял какой-то анализ в пробирку. Сам отнес его в лабораторию. Через полчаса профессор вернулся в сопровождении нескольких врачей, поставил Соломею посреди кабинета, подождал, пока установится тишина, и сказал одуревшей Соломее, что она беременна и находится на пятом месяце.
Выяснилось, что у Соломеи не рак, что она по воле Божьей беременна, чудо наступило, а провинциальные врачи и подумать не могли, что шестидесятисемилетняя старуха может понести. К тому же медицина пятидесятых годов часто ошибалась в установлении диагнозов, и Соломея, уже готовая к смерти, стала готовиться к новой жизни, еще неизведанной, так как Бог ни разу не послал ей продолжения.
Врачи уговаривали Соломею избавиться от плода, попавшего под воздействие радиации, но старуха наотрез отказалась, твердо решив стать матерью.
Через четыре с половиной месяца, октябрьской ночью, муж Соломеи стал отцом.
Старуха родила легко, словно всю жизнь только этим и занималась, быстро, правильно дыша, чем удивила акушеров и была за все перенесенные муки награждена сыном.
Соломея немного подумала и решила назвать ребенка Миомой - в честь мнимой опухоли, - в так как муж ее звался Дулой, то полное имя мальчика получилось Миома Дулович.

Летним вечером 1890 года на окраине маленького городка Подольска в огромных лопухах в нечеловеческих муках молодая еврейка-путница произвела на свет черноглазую девочку. Роженица сама перерезала ножичком пуповину, лишаясь сил, завернула новорожденную в теплый лопушиный лист, заглянула в личико дочери, последний раз улыбнулась и вместе с выдохом отправила свою душу в Царствие Небесное.
Возвращающийся с базара мужик услышал доносящийся с огородов детский плач, пошел на голос и возле грядок с тыквами нашел мертвую женщину, а рядом с нею пищащий сверток с ребенком.
На третий день он схоронил незнакомку за оградой кладбища, неотпетую, так как на груди преставившейся, на белой тесьме была подвешена шестиконечная иудейская звезда. Мужик выпил за упокой души еврейки, спел с товарищами песню и поблагодарил смерть за неожиданный подарок, спящий в корзине.
Мужику уже исполнилось сорок лет. Он никогда не венчался, не был обласкан женской рукой, не знал, что такое семейная жизнь, и считал себя одинокой луной, полной нерастраченной любви и готовой выплеснуть ее в любой миг.
С самого начала найденная девочка удивляла его своими необычайными для новорожденной размерами. Мужик несколько раз клал ее на мучные весы и определял вес в девятнадцать с половиной фунтов, после чего прицокивал. К тому же голова девочки не была лысой, как у младенцев, а кудрявилась черными, как вороново крыло, волосами. Все это вместе говорило о том, что найденный ребенок по крайней мере необычный.
Когда девочке исполнился месяц, мужик, поколебавшись, отнес ее в церковь, где окрестил и назвал библейским именем Соломея. Он надел на ее шею серебряный крест и дал свою фамилию. Таким образом произошла Соломея, защищенная православием и любовью мужика.
Она росла не по дням, а по часам, словно богатырь, способный раздаваться вверх и вширь только от одного подольского воздуха. Ее тело наливалось яблочной спелостью, вся она была белая, словно простоквашная, и мужик не мог налюбоваться на свое приобретение.
Он часами заглядывал в глаза Соломеи и тонул в них - черных и огромных, как ночной космос...
К пяти годам волосы Соломеи отросли до самой поясницы, были густые и вьющиеся, и мужик, тщательно отмыв с песком руки, расчесывал их бесконечно костяным гребнем, пока не брызгали с кудрей голубые искры. В такие моменты он вскрикивал и шептал:
- Соломея, царица моя...
Девочка отвечала отцу взаимной любовью. Обычно молчаливая и загадочная, она, бывало, неожиданно обхватывала голову мужика пухлыми руками, заглядывала ему в лицо и улыбалась черешневыми губами загадочно. Затем чиркала его поцелуем в небритую щеку и след влажный оставляла. И говорила вдруг:
- Мужик.
Мужик в такие минуты отворачивался и смахивал на пол слезу.
Каждую неделю он ждал субботы, чтобы отправиться на базар, провести там целый день и возвратиться к вечеру с полным мешком гостинцев для дочери. Зараз он привозил фунтов до тридцати всяких сладостей: кренделей медовых, пряников фигурных, сушеных азиатских фруктов, шоколаду черного, а Соломея к следующей субботе тратила отцовские подарки, поглощая их без остатка, до последней сахарной крошки.
К десяти годам она сама стала похожа на восточную сладость, словно облитая густым медом, а лет ей можно было дать не десять, а пятнадцать.
Мужик стыдился сам мыть Соломею в бане и просил об этом соседку, иногда заглядывая в окошко и удивляясь скорой спелости дочери.
- Словно крендель она, - рассказывал он другим мужикам. - Крендель, посыпанный тертой карамелью.
Но одно тревожило мужика. Соломея не хотела разговаривать, и не то чтобы не умела, а просто не желала. Сама слушала, загадочно улыбаясь, а отвечала только тогда, когда нельзя было промолчать. Голос у нее был густой, сливочный и низкий, как колокольный.
Как-то раз, когда Соломее исполнилось четырнадцать лет, а весу в ней было около шести пудов, мужик вернулся с работы, не застал дочь в доме и вышел поискать ее во двор. Он осмотрел все пристройки, заглянул даже в погреб, а когда проходил мимо колодца, то заметил, что ведро не висит, как обычно, на гвозде, а валяется помятое в траве, оторванное от цепи. Мужик посмотрел в колодец и увидел сверкающие из глубины глаза.
- Соломея, это ты?
- Я, - ответила Соломея.
Сердце мужика дрогнуло, он взял березовое полено, привязал его поперек к цепи и опустил качели в колодец. Потом дернул цепь, почувствовал тяжесть и стал накручивать ее на барабан. Вскоре из колодца показалась Соломея. Одежда на ней была сухая, а на плече сидела зеленая лягушка и квакала на мужика.
Соломея выбралась из колодца, сбросила лягушку и пошла к дому.
Мужик еще раз заглянул в колодец, забросил в него ведро и вытащил его пустым. Колодец пересох.
На следующий день вода в колодце появилась, а Соломея с этого случая перестала выхода из дому, то ли напуганная, то ли еще что. Она все время находилась в комнате, думала о чем-то своем, становясь все загадочней и таинственней.
Чем взрослее становилась дочь, тем больше ее любил отец. Соломея, освобожденная от всех домашних забот, никогда и ничему не училась, не заводила подруг и знакомых. Оставаясь весь день в исподней рубашке, она все время лежала на перине обычно животом вниз. Спускала огромную ногу коленом на пол, подкладывала под щеку и забавлялась пусканием игрушечных лебедей в тазу. Ее черные волосы, рассыпавшись по спине, частью спадали к лебедям в воду и шевелились там водорослями.
Однажды ночью мужик проснулся и увидел Соломею стоящей возле окна. В небе была полная луна, исподняя рубашка дочери стала прозрачной, а в форточке сидела большая белая птица и что-то курлыкала. Затем птица взметнулась и, захлопав крыльями, исчезла в ночи. Соломея потянулась за ней, замахала руками, как будто стремилась вылететь вслед, но споткнулась, упала и осталась лежать на полу до утра.
На следующее утро она проснулась на досках со сладостью фиников во рту и с отчетливым воспоминанием приснившегося ей юноши.
В 1911 году, когда Соломее исполнился двадцать один год, а весу в ней было больше десяти пудов, на масленицу в дом ввалился пьяный детина в клетчатом пиджаке, неожиданно обнял ее и хмельно поцеловал в губы. Затем уткнулся ей в груди и жалобно заплакал. Соломея отдалась ему, обнаружив в себе темперамент, не думая о том, что отдает себя незнакомцу, к тому же попытавшемуся на рассвете от нее удрать. Но она не выпустила его из своих объятий, а впоследствии женила на себе.
Мужа звали Дулой. Рожден он был в поповской семье, рос хулиганом и с малолетства отчаянно пил. От греха подальше его решили отослать в монастырь. Сам же он в минуты трезвого просветления мечтал стать авиатором и летать на аэропланах, только что появившихся в отечественных небесах. Но, боясь гнева отца, все же послушался и принял постриг.
Иногда на него накатывала тоска по прошлой жизни, и тогда он на время сбегал из монастыря, пьянствовал по три дня в Подольске с продажными девками и бил кому-нибудь морду. Обычно на четвертый день за ним приходили два здоровых монаха и тащили его, кающегося, обратно в монастырь. Дула вяло сопротивлялся и пьяно орал на всю улицу: Господи, прости!
После своих загулов он старательно молился и месяца на два затихал. В такие времена ему доверяли прислуживать настоятелю, и как-то раз он должен был на Пасху разносить чаши с вином и просвирки, подавая каждому монаху по очереди. Дула, чтобы сэкономить время, составил все чаши на поднос разом и вынес их в молельную. По дороге к нему пристал мальчишка-сирота, находящийся под опекой монастыря, дергал его за рясу и картаво выпрашивал просвирки. Дула отмахивался от него, как от назойливой мухи, но мальчишка присосался, словно пиявка, и ныл. Неожиданно перед глазами Дулы пронеслись картины из вольной жизни. Он покраснел лицом, влепил мальчишке сочную затрещину, бросил поднос с чашами об пол и, заорав: "Да пошло все к чертовой матери!" - помчался к себе в келью, сбросил рясу, натянул клетчатый пиджак и, злющий, скрылся за воротами монастыря.
Под вечер он появился в Подольске, до смерти напился, а после бегал под откос с растопыренными руками и вопил:
- Я - аэромонах! Я - аэромонах!
А еще после случайно зашел в дом Соломеи и долго плакал на ее груди. А совсем уже после женился и прожил с ней всю жизнь.

Я познакомился с Миомой, когда ему исполнилось двенадцать лет. Придя преподавать в школу, в которой он учился, начальную военную подготовку, я сразу приметил его - абсолютно лысого и этим выделяющегося из остальных учеников. Позже, когда я присмотрелся к нему более внимательно, то оказалось, что на его черепе, у основания, все-таки пробивается несколько волосков, которые, вероятнее всего, Миома сбривал.
Он, казалось, носил на лице печать смерти. Его большие умные глаза были почти неподвижны, ресницы и брови отсутствовали, все тело было каким-то одутловатым, с желтоватой кожей, и иной раз, неожиданно встречая его в коридоре, я невольно вздрагивал. Я попросту пугался.
По всей видимости, его немного побаивались и остальные учителя, так как Миому на уроках спрашивали редко, а неудовлетворительных оценок и вовсе не ставили. Учитель географии сказал мне, что это совсем не из страха, что просто никто из учителей не хочет расстраивать его старую мать, которой уже под восемьдесят, да и сам ребенок, по всей видимости, смертельно болен, и поэтому никто не желает портить ему последние дни.
Миома был еще слишком мал, чтобы обучаться военному делу, а потому мне приходилось наблюдать его со стороны. Подросток был спокойного нрава, ни к кому не приставал на переменах, удивлял своей замкнутостью - за несколько месяцев я не услышал от него и слова. Когда он приходил в буфет, то просто клал на прилавок деньги и пальцем показывал на то, что ему нужно. Он не говорил в ответ "спасибо", а просто, кивнув головой, уходил за пустой столик и сидел там до звонка...
Позже я узнал, что, учась еще во втором классе, он поставил перед учителями условие, что будет отвечать на их вопросы только письменно, и, как ни странно, ему это разрешили. Миома никогда не списывал с учебника, а если не знал предмета, то так и писал в тетради: я не знаю.
Перед последним своим уроком я обычно выходил на черную лестницу и, стоя возле окна, курил. Однажды Миома поднялся в пролет для курения, встал у соседнего подоконника и стал смотреть в окно. Я осторожно оглядывался и видел, что ему не по вкусу табачный дым, - он слегка морщился, то и дело протирал свои умные глаза, но не уходил.
На следующий день он вновь пришел к окну и проглядел в него всю перемену. Вдруг я заметил, что он смотрит на меня, но, как только наши взгляды столкнулись, Миома отвернулся и, как мне показалось, хмыкнул в воротник пиджака.
Через два дня он опять занял место у соседнего окна и уже открыто смотрел в мою сторону, не отворачиваясь, даже если наши взгляды встречались.
Миома приходил к окну в течение нескольких месяцев и торчал возле него, пока я не шел в класс. Мы никогда с ним ни о чем не разговаривали, я у него ни о чем не спрашивал, а он, по причине своей молчаливости, тем более... Обычно, незадолго до звонка, он вдруг вскидывал свою лысую голову и пристально смотрел мне в глаза, не мигая и не отворачиваясь, как бы приглашая к соперничеству - кто дольше выдержит. Впрочем, побеждал всегда он. Как я ни старался сдержать его взгляд, у меня ничего не получалось. Глаза вдруг начинали болеть, слезились, я невольно отворачивался и оправдывался затем в пантомиме, что, мол, табачный дым в них попал. Миома все понимал, на миг во всем его облике появлялось мимолетное превосходство, но он тут же брал себя в руки и как бы извинялся, наклоняя голову и смотря себе под ноги.
Наше совместное стояние с Миомой у окна вошло у меня в привычку, и если по какой-нибудь причине я задерживался и не мог прийти, то весь остаток дня мне казалось, что я не сделал чего-то важного.
Как-то зимой у меня отменили уроки, в школу идти было не нужно, и я, выспавшись, отправился на улицу по каким-то своим делам. Проходя мимо школьного двора, я случайно поднял голову и в окне третьего этажа увидел Миому. Он смотрел куда-то в сторону и не замечал меня; я сделал вид, что тоже не вижу его, ускорил шаг и вдруг почувствовал на затылке жжение - словно солнце пригревало. Эти ощущения сопровождали меня, пока я не повернул за угол. Там я остановился, потер ладонью затылок, затем посмотрел на часы и понял, что в данное время должен был стоять с Миомой возле нашего окна. Все-таки он меня заметил.
На миг мне почудилось, что стоящему сейчас возле окна Миоме грустно и одиноко, но я тут же отбросил свои фантазии, так как никогда не был сентиментальным, зашел в булочную и долго выбирал хлеб.
Иногда меня раздражало, что Миома все время молчит. Мне казалось, что тем самым он показывает свое превосходство, - но в чем? Иной раз я приходил просто в бешенство. Тогда мне хотелось сказать ему что-нибудь грубое, ранящее в самое сердце, что вывело бы его из молчаливого равновесия и заставило ответить мне, пусть даже тоже неприятное. Но я всякий раз сдерживался, хваля себя за то, что не поддался на психологические эксперименты двенадцатилетнего подростка.
Тогда я еще не знал, что это вовсе не эксперименты, что Миома будет разговаривать только с близкими людьми, произнося лишь необходимые слова. С чужими он разговаривал в крайнем случае, зачастую по смертельной необходимости.
По прошествии времени, при достаточно странных обстоятельствах, я выяснил множество подробностей о жизни Миомы в детские годы.
Его рождение было следствием чуда. Миому в зародыше спутали с раковой опухолью и пытались умертвить с помощью химических препаратов. Но он все же родился, и, как выяснилось, совершено здоровым, если не считать отсутствия волос на голове и теле. Откуда окружающие взяли то, что он скоро должен был умереть, мне до сих пор непонятно. Миома был не только здоровым человеком, и очень сильным физически. Впоследствии я наблюдал, как он без труда приподнимал с кровати свою заболевшую мать, пересаживал ее в кресло, а вечером переносил обратно на кровать. Редкий мужчина мог такое проделать, так как восьмидесятидвухлетняя старуха весила за двести килограммов. А Миоме было тогда всего пятнадцать с небольшим лет.
Миома никогда не применял свою силу по отношению к другим. Наоборот, он казался слабым и всячески это подчеркивал - сутулился, делал вид, что страдает одышкой, а на уроках физкультуры не мог подтянуться и одного раза.
Своего отца он почти не знал. Тот умер, когда ребенку исполнилось три года, а до того не жаловал отпрыска своим вниманием, считая его неполноценным ребенком.
Когда Миому принесли из роддома и положили в постель, отец подошел к ней, посмотрел на своего глазеющего сына, и ему вдруг показалось, что, коснись он металлических частей кровати, тело непременно сотрясет разрядом тока. К тому же желтоватая кожа ребенка вызывала в нем чисто физиологическое отвращение и напоминала кожу мертвеца.
- Это не ребенок, - говорил он жене. - Это животина какая-то.
Все в Миоме раздражало его. Заставая жену за кормлением младенца, видя, как он ненасытно ест молоко, отец чувствовал, как к горлу подступает тошнота и вся плоть восстает против такой картины: желтушный ребенок жадно сосет грудь семидесятилетней старухи. Тогда он уходил в другую комнату и задумывался над тем, что, может, посланное ему на склоне лет безобразное дитя - следствие его безбожия в молодости. И отец пробовал вспоминать молитвы, часами твердя их в пустой угол, прося у Бога как-нибудь разрешить ситуацию, взяв хотя бы радиоактивное чадо к себе.
Потом, испробовав молитвы, он начал пить, и его шарахнул обширный инфаркт. Врачи с трудом поставили отца на ноги, но, придя из больницы и увидев сидящего на горшке Миому, он снова запил, вспоминая в редкие минуты просветления всю прожитую жизнь.
До рождения Миомы он искренне верил в то, что жизнь прошла, как надо, так, как всякому можно пожелать, а то, что у них с женой не было детей, то уж что здесь попишешь... А сейчас, с появлением Миомы, все как-то пошло нехорошо, вроде как бы зачеркивая предыдущие годы... И он снова начинал пить, все запойней, так, чтобы наверняка убить сознание... В день своего семидесятилетия, после второй рюмки водки, он почувствовал, что в ухо ему засунули саблю, в глазах помутилось, схватившись за голову, он попытался было встать со стула, но не смог, безголосо звал жену, но неслушавшийся язык вывалился изо рта, затем он стал глохнуть, и его на "скорой помощи" доставили в больницу с сильнейшим кровоизлиянием в мозг. За минуту до смерти он вспомнил картавого мальчишку, клянчившего просвирки, представил себя летящим в аэроплане, в последней мечте обнял жену и в том же аэроплане улетел на небеса.
Самое поразительное в Миоме было то, как он относился к своей матери. Оба молчащие, они без труда находили общий язык, по взгляду и по жесту понимая друг друга, как влюбленные. Миома часами мог сидеть рядом с матерью и, уставившись ей в глаза, гладить ее руки - полные, с массивными золотыми кольцами на таких же массивных пальцах. По утрам он обычно расчесывал ее черные с проседью волосы и радовался, как младенец, когда с них сыпали голубые искры... В день восьмидесятилетия он преподнес ей букет из восьмидесяти одной розы и серебряный медальон, раскрыв который, она нашла несколько белесых волосков, срезанных с голого черепа Миомы...
Откуда тринадцатилетний ребенок достал деньги на дорогие подарки, до сих пор осталось загадкой.
Если мать, не дай Бог, заболевала, Миома становился для нее самой лучшей сиделкой. Он с утра до ночи что-то варил, смешивал какие-то лекарства, кормил мать с ложки и сидел возле ее изголовья все ночи напролет.
Несмотря на такую сильную любовь, в ней не было ни толики сексуального звучания. Ни один, даже самый плохой, психолог, проанализировав психику Миомы, не смог бы настаивать на присутствии Эдипова комплекса. Просто Миома так любил и почитал свою мать, как не любят и не почитают со времен Ветхого завета.
В четырнадцать лет Миома решил, что обладает какими-то сверхъестественными способностями. То ли он начитался популярной литературы, то ли насмотрелся на себя в зеркало, но, во всяком случае, в течение года тестировал свой организм на аномальные проявления. Он раскладывал в одинаковые конверты картинки с изображением кругов и квадратов, после тасовал конверты и пытался определить ладонью, где квадраты, а где круги.
Обычно попаданий было лишь процентов на двадцать, как и у всех нормальных людей... Затем он бросал в наполненную водой тарелку бумажку и усилием воли заставлял ее прибиться к краю. Но бумажка всегда оставалась в центре тарелки и плыть никуда не хотела.
Миома посещал какой-то кружок, в котором собирались всякие спириты и медиумы, слушал тайные лекции по астрологии и наблюдал всевозможные опыты мистического характера. Ему часто предлагали включиться в какой-нибудь опыт, за глаза считая лысого и немого подростка выдающимся экстрасенсом. Но он всегда отказывался, и присутствующие оправдывали это тем, что он не хочет тратить свою энергию на пустяки, а экономит ее для выхода в астрал.
Как-то дома Миома пытался усилием воли зажечь настольную лампу, а когда она после пятиминутного воздействия вдруг вспыхнула, дерзкая, он так обрадовался, что чуть было не лишился сознания. Закрутившись на месте волчком, сжавшись от радости в пружину, он неожиданно увидел стоящую в дверном проеме мать. Это она включила свет, неслышно войдя в комнату.
Миома пришел в бешенство. Сначала он побледнел, его губы напряглись резинкой, но затем, подрожав мгновение, растянулись в корявую улыбку; потом он подошел к матери, нежно ее обнял и поцеловал в лоб...
На этом его паранормальные эксперименты закончились, он бросил посещать кружок, и впоследствии у него появилось следующее увлечение.
Миома перешел в девятый класс и, как все, должен был посещать уроки начальной военной подготовки. Я с нетерпением ждал его появления в классе, но на первый урок ом не пришел, как, впрочем, и на все последующие. В своей объяснительной записке он сообщал, что не приспособлен для военного дела, что слаб здоровьем и что врачебная комиссия военкомата уже освободила его от прохождения действительной службы, поэтому Миома считает нецелесообразным посещать мои уроки.
Сначала я разозлился, прочтя его объяснения. Так долго прождав формального повода, чтобы узнать Миому поближе, и лишиться своего права, когда уже дождался! Я отправился к директору школы и сказал, что считаю болезнь Миомы чистой воды симуляцией и что неплохо было бы проверить в военкомате достоверность болезни ученика. Директор посмотрел на меня с укоризной и предложил самому заняться проверкой, сказав напоследок, что мальчик много тяжелого перенес в своей жизни, что у него престарелая мать, а отец скончался, сам же он болен на самом деле, и это видно даже по его внешнему облику.
Раздосадованный, я позвонил из учительской в военкомат, и мне подтвердили, что Миома признан негодным к армейской службе даже в военное время.
Но я-то чувствовал, что Миома здоров, я был уверен, что каким-то образом ему удалось симулировать свои болезни, но доказательств у меня не было.
И мы вновь стали встречаться у окна.
Теперь Миома стал открыто выражать свое превосходство, не скрывая улыбки и издевательских ужимок. Казалось, он узнал, что я ходил к директору школы, а после звонил в военкомат, и теперь праздновал надо мною победу. Все в его облике говорило о том, что мне, учителишке военного дела, никогда не достичь его умственного уровня, надень на меня даже генеральские погоны.
Позже я понял, как был не прав.
У Миомы был приятель в классе, который с десяти лет был увлечен физикой. Его отец был крупным физиком-ядерщиком, и в лице сына он обрел своего последователя.
Миоме было удобно сосуществовать со своим приятелем, так как тот был тоже молчалив, никогда не лез с вопросами, целиком поглощенный миром формул и физических явлений.
Как-то Миома зашел к нему в гости, уселся на подоконник и думал о своем, пока юный ученый чертил какой-то график в тетради. Неожиданно мальчик вскочил из-за стола, вытащил что-то из шкафа и в зажатом кулаке протянул Миоме.
- Показать, что у меня есть? - спросил он.
Миома кивнул.
Физик расправил ладонь, на которой лежала маленькая запаянная колбочка с каким-то темным веществом, и спросил, знает ли он, что это такое.
Миома безразлично оглядел его ладонь и пожал плечами.
- Это обогащенный уран, - пояснил физик и, не увидев в Миоме должной заинтересованности, добавил, что из него делают самые мощные в мире бомбы.
На миг в глазах Миомы заблестело, он дернул головой, занервничал, но, так же быстро взяв себя в руки, попросил приятеля, чтобы он запрятал куда-нибудь колбочку понадежнее и сохранил ее.
Обладатель урана удивился такой редкой многословности Миомы, так же его удивила и просьба, но он, очень умный, не стал выспрашивать, зачем тому нужен стратегический уран, а уверил его, что спрячет колбочку в переплете третьего тома Шекспира, а отцу скажет, что и в глаза не видел минерала...
Миома одобрительно кивнул и подумал о том, что хорошо бы шпалы на железнодорожных путях укладывались на расстоянии шага друг от друга. Тогда по ним было бы легко идти, не вступая ногами в щебенку.
Насколько я знаю, Миома до определенного возраста не увлекался противоположным полом. То ли он умело скрывал свой интерес, то ли еще тот не появился, но на моей памяти в школьные годы Миома сделал лишь единственную вялую попытку сближения с одной из девочек своего класса. Он написал ей записку, предлагая в каких-то туманных оборотах что-то вроде дружбы, но юная прелестница, задрав свой носик до неба, лишь посмеялась над лысым ухажером и не сочла нужным даже отвечать на его банальное послание. Таких записок у нее уже было множество.
Миома, казалось, не горевал об этом и сразу же забыл, что кому-то писал, предлагая соединиться в дружеской паре. Он коротко подумал, что лучше всего держаться своего пола, а еще лучше - существовать одному, и чтобы оба пола держались тебя самого. На том и закончились ею любовные приключения в юношеские годы.
Неплохо успевая в младших и средних классах, он еще лучше стал учиться в старших. В основном он налегал на естественные предметы, но и гуманитарное развитие ему было не чуждо. Иногда он появлялся в школьных коридорах с какой-нибудь толстой книгой под мышкой. Частенько она была на английском, но многие сомневались, что Миома владеет языком на таком уровне, и считалось, что он носит ее из позерских соображений, просто хочет выпендриться. Все знали, что Миоме позволено отвечать на уроках письменно, и никто не верил в то, что он никогда не списывает с учебника... Как считали окружающие, его успехи - чистая фикция, результат благорасположенности учителей. Впрочем, Миоме никто не завидовал, предпочитая получать двойки в дневник, нежели быть таким, как он, исключительным уродом.
Как-то, как обычно, мы стояли с ним возле нашего окна, как всегда, вяло молчали, и я уже было собрался в свой класс, как вдруг Миома заговорил. Это было для меня неожиданней, чем если бы он вылетел в форточку, Он тихо спросил меня, что я люблю делать в свободное время, и я, не задумываясь, ответил, что люблю ловить рыбу. Миома кивнул головой, еще несколько секунд помолчал у подоконника, а затем, так больше ничего и не сказав, ушел. Больше он никогда не приходил к нашему окну.
В середине девятого класса у Миомы появилось новое увлечение. Как-то после уроков он пришел в клуб авиамоделистов, несколько часов сидел и смотрел, как делают модели. Потом он подошел к руководителю и в волнении протянул ему бумагу, в которой излагалась просьба принять его в кружок, а также заверения в том, что он будет посещать занятия регулярно... Руководитель поинтересовался - увлекался ли Миома в прошлом авиамоделированием, но он отрицательно помотал головой. После некоторых раздумий его все же зачислили в кружок, а руководитель сразу потерял к новичку интерес и, предпочтя заниматься с более подготовленными, предоставил дилетанта самому себе.
Первые недели своих занятий в клубе Миома не брал в руки инструментов, а сидел в углу, погрузившись в чтение специальной литературы. Он старательно учился разбираться в чертежах, запоминал всевозможные термины, заучивал названия летательных аппаратов и вскоре знал о них ничуть не меньше, чем другие.
Старые конструкции, а также самолеты Миому не интересовали. С самого начала его неизвестно чем привлекли вертолеты. О несекретных конструкциях он прочитал все, что только было возможным найти, узнал о них не меньше, чем сам руководитель, и к концу третьего месяца своих исследований приступил к созданию своей первой модели.
Миома не замечал, как летит время. Поглощенный своей моделью, всякими ее винтиками и шпунтиками, он забывал даже есть; когда время занятий подходило к концу, уносил будущий вертолет домой и там до поздней ночи клеил и строгал, пока мать не входила в комнату и тяжелым взглядом не заставляла его идти спать.
Уже к зиме Миома показал свой готовый вертолет. Вертолет не был похож ни на одну конструкцию, о которой бы знал или читал руководитель. Несовершенная в воплощении, модель все равно впечатляла своей лаконичностью и завершенностью, вызывала любопытство нестандартностью формы, и напрашивался естественный вопрос: откуда Миома взял чертеж для ее постройки? Миома тыкал указательным пальцем в свою лысую голову, тем самым претендуя на оригинальность конструкции. На вопрос, как он назовет свою модель, новоявленный конструктор пожал плечами и на следующий день принес ее с аппликацией на фюзеляже. На вертолете красными буквами было написано его название - "Ми-1". Миому спросили, не в честь ли конструктора Миля названа машина, но он отрицательно помотал головой и ткнул кулаком себя в грудь.
Руководитель стал проявлять к новому ученику интерес. В отличие от других тот пытался мыслить нестандартно; к весне же должна была состояться общегородская выставка авиамоделистов, и он увидел в лице Миомы возможного соискателя диплома. Он попросил ученика поделиться своим новым замыслом, но Миома отказался. Когда модель будет готова, тогда он ее и покажет. Старый моделист был раздосадован таким ответом, но стерпел, так как в случае успеха на выставке ему могли бы предложить место директора в районном Дворце пионеров.
Миома приступил к работе над новой моделью, осуществлять постройку которой было намного сложнее, чем создание первой. Во-первых, вертолет предполагался быть военным, а в специальной литературе о таких даже не упоминалось по причине секретности, даже картинок не было. Поэтому Миоме пришлось целиком положиться на свою фантазию и конструировать все, вплоть до дизайна оружия. Во-вторых, модель по своим размерам была задумана в метр длиной и в половину высотой, а также должна была быть изготовленной целиком из металла. Для этого Миоме пришлось учиться работать с листовым алюминием, и этот процесс отнял у него два с половиной месяца.
Миома держал свою будущую модель дома, накрывая на ночь одеялом, а в кружке работал лишь над ее деталями. В процессе работы над вторым вертолетом, изначально названным "Ми-2", он очень похудел, осунулся, и в школе стали считать, что дни подростка сочтены. Поэтому учителя закрывали глаза на его прогулы, не мучили письменными вопросами и заданиями, тем самым освобождая ему время для работы.
Через пять месяцев модель была завершена. Незадолго до ее окончания Миома перетаскал готовые части и блоки из дома в клуб и на глазах изумленных моделистов в три дня собрал вертолет. Конструкция была столь великолепной, в ней все было так славно продумано, что старый моделист замер в первое мгновение зайцем в поле, словно перед ним была лисица неописуемой красоты, а затем подошел и приобнял Миому... В своих фантазиях старый моделист уже видел себя продвинутым по службе, а потому не скупился на похвалы.
Миома продемонстрировал свою модель в действии. Оказывается, она могла быть не только статичной, но и производила кое-какие действия. Например, у вертолета крутились лопасти, приводимые в движение моторчиком, вытащенным из вентилятора, и действовали все пушки и пулеметы, заправленные пистонными лентами... Модель, казалось, вот-вот взлетит и расстреляет, роскошная, в упор своих неказистых собратьев.
Старый моделист заподозрил в Миоме гения и, выпросив у него чертежи вертолета, отправился в КБ к своему знакомому инженеру. Они вместе сделали кое-какие вычисления на ЭВМ и пришли к выводу, что конструкция по своим аэродинамическим качествам уникальна...
Подошло время выставки, и модель выставили на всеобщее обозрение.
Руководитель, предполагавший, что на него посыплются, как из рога изобилия, похвалы и восторги, купил костюм и, облаченный в него, стоял вместе с Миомой рядом с вертолетом. И действительно, их хвалили обоих, а заведующий городским отделом народного образования даже пожал старому моделисту руку, после чего тот стал считать себя тоже заведующим, хоть и Дворцом пионеров...
На третий день мимо выставки по случаю проходил генеральный конструктор одного из секретных КБ и инкогнито, ради простого любопытства, посетил ее... Он обошел все модели, останавливаясь возле каждой на три-четыре секунды, и снисходительно улыбался. Когда же он подошел к модели Миомы и внимательно в нее всмотрелся, сердце генерального конструктора чуть было не остановилось, он побледнел и, схватившись за бок, мелкими шажочками устремился к выходу, трясясь от страха и мрачно фантазируя свое будущее. А дело было вот в чем: конструкция, созданная Миомой, один в один походила на только что завершенный генеральным конструктором по заказу военно-промышленного комплекса вертолет, который, естественно, был засекречен... В обеих конструкциях все было идентичным, начиная от формы и кончая расположением пушек и пулеметов. Созданный вертолет был предназначен для массового уничтожения техники, и его использование предполагалось в будущей войне с пока условным противником.
Генеральный конструктор, положив под язык таблетку валидола, прямиком направился с выставки в органы государственной безопасности, где его незамедлительно принял начальник одного из секретных отделов, и они в беседе провели не менее двух часов.
На следующее утро возле здания, в котором проходила выставка, остановились две черные машины, из которых серыми мышами вышмыгнули сотрудники безопасности и прямиком направились к выставленной на всеобщее обозрение модели "Ми-2". Они взяли под руки Миому и увели его к машинам. Старого моделиста выволокли из туалета. Он сначала подумал, что это нападение, и отчаянно сопротивлялся, но, успокоенный коротким ударом в солнечное сплетение, пришел в себя лишь в закрытом учреждении... За моделью приехала отдельная машина с крытым кузовом и также увезла ее в неизвестное место.
Миому и старого моделиста допрашивали, то вместе, то по отдельности. Бывший руководитель плакал и уверял, что всю жизнь занимался только гражданской авиацией, а к военной технике никакого отношения не имел. Это все он, Миома, конструировал военные вертолеты, доставая где-то секретные чертежи.
Миома на вопросы не отвечал и, казалось, сидел безучастный к происходящему, иной раз даже зевая. На него пока особенно не наседали, по большей степени обрабатывая совсем сникшего и еще более постаревшего моделиста.
В первые три дня их пребывания в закрытом учреждении оперативные сотрудники усиленно собирали сведения о задержанных. К их удивлению, они не нашли ничего компрометирующего ни того, ни другого, о чем докладывали начальству... Начальство недоумевало и, в свою очередь, само себе задавало вопрос: как же к Миоме попали секретные чертежи?
Так и не найдя удовлетворительных объяснений, через неделю старого моделиста выпустили на свободу с приклеенным на всякий случай хвостом, а Миому задерживали, чувствуя, что именно в нем кроется загадка утечки.
Его по четыре часа в день допрашивали, но он молчал, жестами показывая взбесившимся следователям, что он немой. Наконец один из них позвонил в школу, и ему неожиданно подтвердили, что Миома почти не разговаривает, что у него повреждена психика, а на все вопросы он отвечает только письменно.
Миома был отправлен в специальный госпиталь с зарешеченными окнами, где им занялись психиатры и после месяца упорного труда выявили в пациенте некоторые аномальные проявления, пока неясной направленности.
Ему задавали вопросы, имевшие, например, такое содержание:
- Как к вам пришла идея создавать военные вертолеты?
- Частями ли вам в голову приходят детали конструкций или в целом?
- Могли бы вы еще создать модель? Миома отвечал на бумаге:
- Идея создавать военные вертолеты пришла мне вдруг.
- Конструкция приходит ко мне в голову вся в целом, и я лишь впоследствии в ней разбираюсь.
- Да, я мог бы создать новую модель.
Потом Миому попросили составить список необходимых материалов для постройки новой модели, он два дня думал, а на третий отдал его охраннику. Под списком была приписка: хочу работать только в комфортабельных условиях и без видимого надзора.
Для Миомы была приготовлена специальная квартира из двух комнат, в одной из которых находилась оборудованная по последнему слову техники мастерская, в другой же - спальня с достаточно приличной обстановкой. Наблюдение за квартирой было скрытым и сводилось к тому, чтобы контролировать передвижения Миомы. Ему позволялось выходить на улицу в пределах квартала и покупать себе продукты на выделенные казенные деньги. В доме напротив была так же специально оборудованная квартира, в которой поместились два сотрудника безопасности, ведущие наблюдение за квартирой Миомы с помощью биноклей, снабженных приборами для ночного видения. У обоих имелось по автоматической винтовке с оптическим прицелом неизвестно для какой надобности.
На третий день наблюдатели сообщили, что Миома приступил к работе. Он три дня трудился возле чертежной доски, а затем перешел к станку.
Он, совершенно забывший, что за ним ведется наблюдение, всеми своими мыслями погрузился в создание нового детища и про себя называл его уже "Ми-3".
Когда был сооружен остов будущей конструкции, неожиданно Миома вспомнил мать. Инструменты посыпались из его рук, на глаза навернулись слезы, он рванулся к дверям, словно зверь из загона, и быстро побежал по улице.
Один из наблюдателей, в это время рассматривавший сквозь оптический прицел женские ноги, вдруг увидел в нем бегущего Миому и случайно нажал на спусковой курок. Пуля оторвала Миоме кусочек ушной раковины, но он этого даже не заметил и бежал, окровавленный, по тротуару.
Второй наблюдатель сочувствующе сказал первому, что будет вынужден сообщить о происшествии начальству. Первый знал, что тогда на этом его карьера закончится, а потому, взяв винтовку второго, застрелил его метким выстрелом в глаз... Впоследствии убийца оправдался перед начальством тем, что его напарник, помешавшись рассудком, выстрелил в бегущего Миому, а затем хотел застрелить и его, он лишь удачно оборонялся...
Тем же вечером Миому нашли дома. Он сидел рядом с матерью, положив окровавленную голову ей на колени, и гладил ее по широкой спине.
Миому подняли с пола и повели к выходу. Он не сопротивлялся и, дойдя до дверей, ни разу не оглянулся на мать. Она тоже сидела каменной статуей и вслед сыну не смотрела. В этот момент конвоирующим показалось, что сын и мать расстаются на века, что им уже никогда не придется свидеться на этой земле, разве что на небесах.
Просидев, отрешенный, весь следующий день в мастерской, к вечеру Миома приступил к оставленной работе... больше он не вспоминал мать. Спокойный и уверенный, довел начатую конструкцию до конца и представил ее на обозрение военных экспертов.
Их мнение было единодушным. Модель явилась бы блистательным продуктом человеческого гения, если бы не одно обстоятельство. Точно такая же, до мелочей, конструкция была разработана под руководством генерального конструктора Х в КБ одного из подмосковных предприятий.
На обсуждение модели были также вызваны эксперты-психиатры. Посовещавшись, они вынесли свой вердикт, смысл которого состоял в том, что Миома обладает некоей паранормальной способностью, выразившейся в умении конденсировать в голове образы передовых технологий, связанных в основном с вертолетостроением. На вопрос одного полковника - может ли Миома создавать принципиально новые вертолеты или же другую оригинальную военную технику? - психиатры твердо заявили, что нет.
На этом же совещании будировался вопрос о том, не использовать ли выдающиеся способности Миомы в воссоздании американских военных вертолетов, но так как разведка работала хорошо и чертежи всех последних американских конструкций уже имелись в военном ведомстве, то использование Миомы в этих целях было признано неперспективным.
Последним обсуждался вопрос, что в таком случае делать с самим Миомой. Обладая таким талантом, он мог бы стать лакомым куском для западных разведок и нанести ощутимый ущерб оборонной мощи страны... Было высказано экстремистское предложение убрать опасного телепата, тем самым сняв тревогу, но большинство отнеслось к этому скептически, а один из немолодых людей в штатском, добрую половину своей жизни проработавший в Пентагоне, сказал, что можно ограничиться лишь взятием подписки о неразглашении и после не волноваться, так как американская разведка работает не хуже русской и также имеет полные сведения о русских боевых вертолетах. Уж он-то об этом знает!..
На том и порешили. С Миомы взяли подписку о неразглашении государственных секретов, с квартиры напротив сняли наблюдение, а самому несостоявшемуся конструктору позволили насладиться апартаментами еще двое суток, так сказать, в виде поощрения.
Миома использовал это время, чтобы написать два письма. Одно из них писалось на английском и заняло полтора дня, второе, короткое, было на русском и предназначалось матери.
Утром третьего дня Миома вышел из конспиративной квартиры, для безопасности прошел два квартала и на углу третьего опустил предназначенное для матери письмо в почтовый ящик. Затем он спустился в метро, проездил в вагоне три часа и вышел на станции возле одного из высотных зданий столицы. Больше Миома не оглядывался и шел к намеченной цели уверенным шагом. По мере приближения к ней его шаг ускорялся, постепенно он перешел на бег, разгоняясь все быстрее, словно таран, и, подбегая к зданию американского посольства, набрал скорость пули. Миома промчался мимо ошалевших постовых, на ходу сорвал пиджак, доставая конверт с размазанной надписью: Господину послу Соединенных Штатов Америки от русского разведчика Миомы Дуловича.
Он, тяжело дыша, остановился возле морского пехотинца в звании сержанта и, протягивая ему конверт, увидел врывающихся следом двух милиционеров, достающих на бегу табельное оружие. Американский охранник уже успел прочесть надпись на конверте, а потому достал из кобуры семизарядный кольт и направил в сторону милиционеров. Те остановились как вкопанные, и бравый пехотинец, коверкая слова, вежливо объяснил им, что они находятся на территории Соединенных Штатов Америки и дальнейшие их действия будут расцениваться как нападение на посольство вышеупомянутой страны. Милиционеры тут же спрятали свои ТТ и, почему-то поклонившись, ретировались на родную землю.
Охранник вызвал к посту третьего секретаря посольства, коротко изложил ему ситуацию и передал конверт. Секретарь, взяв под руку Миому, повел его в глубь здания, ласково улыбаясь и успокаивая его увещеваниями, что ему ничего уже не грозит, что он находится в демократической стране и что с этого дня американское правительство позаботится о нем.
Он провел Миому в большую комнату и оставил его на попечение какой-то миловидной девушки, а сам незамедлительно отправился к послу и передал ему конверт.
Посол, отставив чашку с кофе, на полчаса погрузился в чтение письма, в котором говорилось о том, что он, Миома, будучи еще в материнской утробе, в целях медицинских экспериментов подвергся радиоактивному облучению, а также химическому воздействию новейших препаратов. Эксперимент был закамуфлирован под лечение раковой опухоли и проводился врачами военного ведомства. Вследствие вышеперечисленных действий Миома родился крайне болезненным, а также лишенным волосяного покрова... Через шестнадцать лет выявилась настоящая цель эксперимента. Специалистам государственной безопасности удалось развить в Миоме некоторые экстрасенсорные способности, позволяющие ему аккумулировать концепции военного вертолетостроения... В дальнейшем Миому должны были использовать в странах НАТО для телепатической кражи военных технологий... Вследствие отказа Миомы от сотрудничества с властями его попытались убить, свидетельством чего является пулевое ранение в область ушной раковины.
Посол на мгновение оторвался от чтения письма и подумал о том, что вынужден вникать в бред сумасшедшего. Но он вернулся к финалу письма и прочел следующее:
"Уважаемый Господин посол! Уверен, что, прочтя эти строки, Вам покажется невероятным все вышеописанное. Но смею Вас уверить, что я не являюсь ни сумасшедшим, ни тем более фальсификатором. Все факты, изложенные в письме, можно достаточно легко проверить, имея необходимых специалистов".
И далее следовал постскриптум:
"Уважаемый Господин посол! В связи с вышеперечисленным прошу предоставить мне политическое убежище, так как надо мною возникла непосредственная угроза смерти".
И подпись:
"С уважением, Миома Дулович".
Посол механически отхлебнул холодный кофе, некоторое время тискал между ладоней свой череп, размышляя над прочитанным. В его смятую голову пришли три версии. Либо написавший это письмо - сумасшедший, либо - внедряемый КГБ разведчик, в третьем же случае - он пишет правду...
Во всех трех вариантах перебежчик представляет собою ценность. Если он сумасшедший, то это письмо просто опубликуют в американской прессе, используя его как сенсацию о деятельности русских секретных ведомств. Если он агент, то его расколют и попытаются перевербовать... Если же подтвердится третья версия, то... Далее посол подумал, что это уже не по его части, отложил письмо, по телефону связался с Вашингтоном и получил распоряжение ближайшим рейсом отправить Миому в столицу самого демократического в мире государства.
Ранним утром следующего дня Миому одели в форму морского пехотинца, напялили на его голову парик и в машине американского посла доставили в международный аэропорт. Там, под прикрытием четырех охранников, он поднялся на борт "Боинга", на всякий случай был заперт вместе с летчиками в кабине, а после взлета был выпущен в пассажирский салон. Сидя возле иллюминатора, смотря, как под облаками исчезают очертания родины, Миома вспоминал мать и думал: получила ли она его письмо, отправленное накануне?
"Моя дорогая, единственная мама! - писалось в письме. - Я не знаю, доведется ли мне когда-нибудь гладить твои родные руки, расчесывать твои бесконечные волосы, смотреть в твои ночные глаза. Я знаю, что ты ждешь моего решительного шага, ждешь, что я добьюсь для тебя того, чего в немых клятвах обещал ежесекундно. Верь мне, надейся, распредели свою вечность на ожидание, считай звезды и меряй взглядом расстояние до них. Тогда время спрессуется, у твоих ворот скрипнет колесница и доставит тебя на власть. Прощай. Твой сын Миома Дулович".
Через одиннадцать часов "Боинг" приземлился в аэропорту Вашингтона. Встречающие усадили Миому в автомобиль, и, по их словам, по пути в город он ни разу не выглянул в окно, чтобы полюбоваться незнакомыми пейзажами. Как будто проезжал по этой дороге ежедневно...
Миому поселили не в Вашингтоне, а в его пригороде, в маленьком доме с двумя слугами. Ему дали три дня на отдых, а на четвертый начали работать.
В день ему задавалось до трехсот вопросов, а он должен был на них письменно отвечать - подробно, как того требовали улыбчивые ребята в отутюженных костюмах. За неделю он исписал четыреста страниц бумаги и предполагал, что в будущем использует не меньше. Но вопросы неожиданно кончились, Миому на несколько дней оставили в покое, он отдыхал, а тем временем его ответы пропускались через вычислительные машины, проходя проверку на достоверность. Пережевав вложенную информацию, компьютеры выдали результат. Соотношение между правдой и ложью в ответах Миомы было примерно пятьдесят на пятьдесят, и сотрудники специального отдела ЦРУ всерьез заподозрили в лысом подростке разведчика. Путем практических исследований им оставалось выяснить одно - действительно ли Миома может конденсировать в мозгу образцы передовой военной техники, или же это только миф.
На одном из сверхсекретных американских заводов готовился к сборке новейший вертолет "IНХ". Как считало командование, сведения о нем еще не могли просочиться в русскую разведку, и именно эту конструкцию предложили воссоздать Миоме. Он согласился и попросил три месяца для работы. Ему дали только тридцать дней, но также предложили новейшее оборудование, могущее понадобиться в процессе творчества,
Миома работал по восемнадцать часов в сутки, прерываясь только для того, чтобы поесть. Нельзя сказать, что он получал от этого труда большое удовольствие, так как не мог выделить достаточно времени для осмысления некоторых деталей модели. Но, как бы то ни было, конструкция была построена в срок и шокировала специалистов своей идентичностью с вертолетом "IНХ", за исключением мелких деталей, таких, как несоответствие оружия, несомого вертолетом Миомы, и названия "М-3". Все это, конечно, в сравнении с оригиналом. Специалисты также отметили некую логичность в установлении на вертолет именно таких пулеметов и пушек и стали подумывать о перевооружении своего детища по образцу "М-3".
Подозрения в том, что Миома - русский разведчик, отпали.
Отдел ЦРУ, промучившись месяц над возможностью использования телепата в разведывательной деятельности против русских, все-таки отказался от нее, искренне сокрушаясь о том, что Миома такой узкий специалист и не может телепатировать к ядерным ракетам, например.
ЦРУ закончило свою миссию и передало Миому гражданским властям. Ему оформили статус политического беженца и, выяснив, где он хочет жить, купили билет до Нью-Йорка.
Миома оформил себе вэлфэр, снял маленькую комнатку в Гарлеме и стал жить в негритянском квартале. Негры его не трогали, считая сумасшедшим лишь потому, что он поселился в их квартале, не испугавшись мелькания своего белого пятнышка на черном фоне их преступного большинства.
Два месяца Миома прожил, присматриваясь к Нью-Йорку, а на третьем месяце как-то ночью к нему в квартиру неслышно забрался неизвестный человек и из бесшумного пистолета расстрелял его кровать. В этот момент Миома стоял за дверью и с любопытством следил за действиями незнакомца. После того как тот расстрелял всю обойму, он вышел к нему навстречу и проявил свою необыкновенную силу, задушив голыми руками непрошеного гостя. Перед смертью тот признался на русском языке, что является агентом КГБ и получил задание убить предателя.
Миома похоронил своего соотечественника в ближайшем мусорном баке, забрав на память о нем пистолет системы "магнум".
Следующий год он прожил спокойно. На него никто не нападал, и даже спецслужбы не проявляли к нему интереса. Миома не пытался пойти куда-нибудь учиться, не пытался найти работу, вел замкнутый образ жизни, выезжая в Манхэттен только для получения своего вэлфэра.
Он почти не думал о старой матери, не пытался даже созвониться с нею или написать письмо. В его душе постепенно возникло какое-то ощущение, что вот-вот с ним должно что-то произойти, ради чего он приехал в Америку.
Как-то раз Миома прогуливался, привлекая своим видом детей. Они шли за ним маленькой стайкой и громко обсуждали его лысый череп и наполовину оторванное ухо. Он не обращал на них внимания, просто шел и думал о чем-то своем, как вдруг в его груди появилось какое-то тревожное чувство, заставившее к себе прислушаться. Миома остановился и повернулся навстречу к детям. Они рванули врассыпную, а он, весь сконцентрировавшийся на неясных ощущениях, неожиданно шагнул в сторону корейского магазина, вошел в него и ткнул пальцем в какую-то черную карточку.
- Ты хочешь лотерею? - спросил продавец.
Миома кивнул.
- "Вlack Jасk" - хорошая лотерея.
Продавец спросил, сколько он хочет штук, Миома показал один палец и, уплатив доллар, вышел из магазина.
- В следующем тираже разыгрывается сто пятьдесят миллионов! - сказал кореец вслед.
Миома шел к своему дому, удивляясь, что карточка, положенная в нагрудный карман, такая теплая, как маленькая грелка, и как будто живая.
15 мая 1974 года Миома стал богаче на сто пятьдесят миллионов долларов. Он воспринял это событие как должное, отказался от всех телевизионных интервью, чем ужасно разозлил лотерейную компанию, и скрылся в маленькой гарлемской квартирке, ожидая получения выигрыша на свой новый счет, открытый по каким-то неясным соображениям в китайском банке.
Через неделю после своего феноменального обогащения Миома нашел в почтовом ящике тисненное золотом приглашение от мэра города Нью-Йорка отобедать с ним в непринужденной обстановке и, день подумав, принял его.
Мэр принял везучего эмигранта в своем загородном доме и после закусок предложил ему американское гражданство. После первой смены блюд глава города пустился в пространный разговор о том, что сейчас наступили тяжелые времена для всех дел - дикая инфляция сводит на нет все благие начинания - и что продержаться в этой ситуации можно лишь путем объединения крупных компаний или слияния капиталов... Когда подали десерт, мэр намекнул Миоме, что они могли бы с ним сделать дело, и попросил его ответить, как он на это смотрит. Миома несколько минут писал что-то на бумаге, а потом передал ее мэру, лицо которого по мере прочтения затекало кровью. В бумаге было написано, что Миома плевать хотел на американское гражданство, а уж сливать капиталы с такой особой, какой является мэр, ему и подавно противно. Миома сам знает, как использовать свои деньги, и в помощниках и советчиках он не нуждается...
Мэр справился с охватившим его бешенством, выпил содовой и напрямую сказал, что знает все о прошлом собеседника. Он знает, что Миома - телепат, и посоветует лотерейной компании опротестовать выигрыш; так же он будет засвечивать Миому перед русскими секретными службами в надежде на то, что пуля из русского ствола сделает ему аккуратную дырочку в области лба... Напоследок мэр пожелал невозмутимому Миоме всего хорошего и чуть было не подавился дымом от контрабандной кубинской сигары.
Вернувшись с приема домой. Миома почувствовал зубную боль. Боль нарастала и к ночи стала невыносимой. Миома знал, что его сосед, кубинский эмигрант, был когда-то известным хирургом на родине, но сбежал от политического террора в Америку. В новой стране обитания сразу же выступил против спасшей его демократии и, будучи признан неблагонадежным, был занесен в черные списки на вечные времена.
К нему и обратился Миома с больным зубом. Кубинский экстремист, не задумываясь, вырвал сгнивший клык, выбросил его в окно, содрал с пациента двадцать долларов и на эти же деньги с час выкрикивал антиамериканские лозунги.
То, чем грозил мэр, наполовину произошло. Лотерейная компания отказалась выплачивать Миоме выигрыш, ссылаясь на то, что он телепат и заранее знал, что билет выигрышный.
Миома нанял известного адвоката, пообещав ему в случае удачного исхода миллион, затаил на мэра злобу и, пока готовился процесс, вел какие-то переговоры с известной итальянской автомобильной фирмой, находящейся на грани финансового краха.
Процесс все же выиграл адвокат Миомы. Суд обязал лотерейную компанию выплатить истцу законный выигрыш, а также проценты по нему, накопившиеся за полгода.
Расплатившись с адвокатом, Миома немедленно перевел все деньги в Италию, оставив себе необходимый минимум, живя по-прежнему в Гарлеме.
Через год в средствах массовой информации то и дело стали появляться сообщения о взлете известной итальянской автомобильной компании, находившейся еще недавно на грани банкротства. Газеты высказывали свои предположения, что в фирму влился неизвестный капитал, позволивший ей выкарабкаться и даже преуспеть. Деловой мир и в основном американские автомобильные магнаты проявили повышенный интерес к финансовому источнику, пролившемуся целительным дождем на почти завядшую фирму. Некоторые из них предприняли даже попытки расследования, но так и не достигли в этом успеха. Источник так и остался невыявленным.
В знак благодарности фирма прислала Миоме в подарок шикарный автомобиль, построенный по индивидуальному проекту, с отделанной платиной приборной доской и салоном красного дерева.
Автовладелец поставил машину рядом со своим домом, но уже через пятнадцать минут был потревожен сработавшей сигнализацией. Выйдя на улицу, Миома обнаружил пятерых негров, деловито разбирающих на части совершенное произведение автомобильного искусства. Они не реагировали на появление хозяина, а один даже подмигнул Миоме и громко выпустил газы через заднепроходное отверстие.
Миома вернулся к себе в квартиру и через минуту появился на улице опять, сжимая в руке "магнум" сорок пятого калибра. Через полчаса машине был возвращен первозданный облик, а испортивший воздух негр завопил, получив в мягкие ткани крупнокалиберную пулю.
Этим же вечером, погрузив в спасенный автомобиль все свое имущество, Миома переехал в Манхэттен и поселился в шикарных апартаментах "Паласа". Менеджер гостиницы сначала принял его за уборщика, но когда получил чек на кругленькую сумму и проверил его на подлинность, то вышел к новому постояльцу "сама любезность". Он проводил гостя до дверей, низко поклонился и несколько раз пожелал немому богачу спокойной ночи. Если бы он знал, что перед ним один из самых богатых людей Нью-Йорка, то кланялся бы еще ниже.
Состояние Миомы оценивалось к этому дню в полмиллиарда долларов, а к концу следующего года должно было удвоиться.
На рабочем бюро в апартаментах Миомы лежала нетронутая пачка писчей бумаги, а в чернильницу каждое утро заливались свежие чернила. В течение месяца он не замечал писчих принадлежностей, но как-то погожим утром, впав в меланхолию, сел за стол и написал матери короткое письмо:
"Милая мама! Вот уже два года и семь месяцев прошло с тех пор, когда я в последний раз обнимал твои колени. Тридцать один месяц пролетел с момента моей последней весточки тебе... Я жив! Я знаю, я чувствую, что и ты находишься в здравии... Я хоть и медленно, но неуклонно приближаюсь к нашему Золотому Руну, к бронзовому трону, который был тебе обещан. Настанет тот день, когда ты, божественная, опустишься в него и осчастливишь новую землю своим мудрым взглядом... Целую твои руки, обнимаю любимые плечи, помню... Твой сын Миома Дулович".
Дописав матери письмо, Миома составил телеграмму адвокату, прося его прибыть на следующее утро по неотложному делу, захватив с собой географическую карту мира и подробную карту Америки.
Адвокат прибыл в положенное время с целой кипой всевозможных карт различного масштаба, и они в течение трех часов ползали по ним, отмечая карандашом какие-то географические объекты.
На следующий день адвокат прислал своему боссу бумаги с названиями нескольких островов, ценами на них, и Миома вновь ползал по картам, сверяясь с прайс-листом, пока наконец не нашел того, что ему было нужно.
Ровно через три недели адвокат заключил с федеральными властями штата Гавайи сделку. За двести миллионов долларов он купил небольшой остров в океане со всеми имевшимися на нем постройками и сообщил об успехе Миоме.
На следующий день, зафрахтовав самолет, хозяин острова вылетел осматривать свое новое приобретение.
Остров находился в семи километрах от побережья и был сплошь усажен пальмами. На нем было несколько построек, включающих в себя полуразрушенную виллу, взлетную полосу и десяток хижин, в которых жили туземцы, промышляющие ловлей рыбы.
Целую неделю Миома жил под лучами палящего солнца и составлял список необходимых преобразований на острове. Для этого был вызван с побережья глава крупной строительной фирмы, который должен был впоследствии возглавлять постройку нового дома Миомы, нескольких административных зданий, а также должен был осуществить прокладку железнодорожного полотна по всей окружности острова.
Глава фирмы был удивлен таким заказом, но виду не подал, а согласно кивал на все сказанное Миомой. Последнее, что он записал, было пожелание, чтобы шпалы клались на расстоянии девяноста шести сантиметров друг от друга.
Сделав все необходимые распоряжения, Миома вернулся в Нью-Йорк. Вечером он заказал ужин в номер и, ожидая его, смотрел в ночное небо. Его взгляд пробивался сквозь мириады звезд, красноватые веки не мигали, и мысль, тяжелая и основательная, оставляла свой след на каждой из планет Млечного Пути...
В номер постучали. Миома оторвался от окна, открыл дверь, рассеянно смотря, как ввозят тележку с ужином. Последнее, что он увидел и услышал, - это резкое движение официанта, выхватившего из-под крахмальной салфетки пистолет с глушителем, и его слова перед выстрелом:
- Привет от мэра.
Последовало три выстрела в голову, Миома упал на ковер, заливая персидское чудо густой, словно вишневое варенье, кровью. Последнее, что он вспомнил, был отец с выражением отвращения на лице.
"Скорая помощь" доставила почти мертвого Миому в больницу, где он немедленно был положен на операционный стол. Нейрохирург был рад, что раненую голову не нужно брить, что она и так лишена волос, а потому сразу приступил к операции. Обследовав все три раны, он пришел в изумление. Лишь одна из них была глубокой, и пуля проникла в мозг, другие же были поверхностные, и, судя по царапинам на кости, пули просто отскочили от черепа, как от бронированного листа.
Вытащив из третьей раны кусок сплющенного металла, нейрохирург замерил толщину лобной кости пациента и, пораженный, вскрикнул:
- Не может быть!.. Три сантиметра!
Миома пролежал в реанимации двадцать три дня, а когда пришел в сознание и открыл глаза, то обнаружил, что левый ничего не видит, лишь розовая пелена застилает его, Миома закрыл глаза и с этой минуты, вплоть до выписки, обдумывал план мести. Тридцать шесть вариантов умерщвления мэра пришло в его изуродованную голову, но он остановился на последнем, самом жестоком и изощренном, сродни средневековой инквизиции.
Следующим утром он вызвал к себе в палату адвоката, уполномочил его вести все разборки с полицией и строго придерживаться того, что он, Миома, находится в полном недоумении: кому выгодно было его убить?.. Затем он велел адвокату подыскать двоих людей с уголовным прошлым и настоящим, желательно немых в прямом смысле этого слова и готовых за деньги на все.
Еще через тринадцать дней Миома выписался. Его внешний облик претерпел изменения. На лысом черепе треугольником расположились три вмятины, а зрачок левого глаза все время оставался неподвижным, так что создавалось впечатление, что он может управлять каждым глазом по отдельности. Лицо Миомы стало еще более неприятным, а в облике появилось что-то зловещее.
Адвокат выполнил поручение Миомы и как-то вечером в маленьком баре свел его с двумя немыми парнями, друг с другом незнакомыми. Один из них был с раскуроченным ртом; как выяснилось, выпущенная когда-то полицейским пуля угодила ему прямо в челюсть, выбила все зубы и, вырвав язык, вышла через щеку. Его звали Харрис. Другой внешним обликом напоминал херувима, но был с рождения немым, к тому же умственно отсталым и все время глупо улыбался.
Миома дал каждому по тысяче долларов, велел снять номер в гостинице, три дня из него не выходить и ждать дальнейших распоряжений.
Через трое суток в номере наемников раздался телефонный звонок и адвокат, коротко сказав, что работа назначена на сегодня в девять вечера, сразу же повесил трубку.
На встречу с Миомой пришел только Харрис. Жестами он объяснил, что умственно отсталый херувим за три дня своей улыбкой чуть не свел его с ума и идиоту пришлось свернуть шею.
Миома кивнул, они сели в машину и поехали в сторону пригорода.
В доме мэра горели все окна, а возле ворот разгуливали два охранника. Дождавшись, когда свет в окнах погас, Миома кивнул Харрису, тот вылез из машины, как мышь, пробрался к воротам и двумя выстрелами лишил охранников жизни.
Мэр уже готовился лечь спать. На нем была пижама, а в пепельнице тлела кубинская сигара. Он хотел перед сном еще раз затянуться, зайти на минутку к жене, поцеловать ее на ночь, но в комнату неожиданно постучали. Мэр подумал, что жена, опередив его мысль, сама пришла, благостно улыбнулся супружескому взаимопониманию и открыл дверь. В тот же миг его улыбка была расплющена мощным ударом кастета, и он рухнул на пол. Когда мэр пришел в сознание, то обнаружил себя связанным и лежащим на кровати. Рядом с ним стоял Миома и грел на настольной зажигалке шприц, наполненный бурой жидкостью. Глава Нью-Йорка понял, что над ним будет сейчас совершено чудовищное насилие, хотел было закричать, но не смог открыть рта, заклеенного пластырем.
Закончив нагревать шприц, Миома протер ватой иголку, выдавил каплю вещества на пол и приблизился к мэру. Высокопоставленная жертва таращила глаза, крутила головой и что-то сдавленно мычала.
Когда Миома ввел иголку в вену, мэр неожиданно опростался и комната наполнилась невыносимой вонью. Харрис вытащил из-под обгадившегося главы города простыни и ими накрыл ему лицо. Миома зло посмотрел на наемника, тот ретировался и отбросил простыни в угол.
Вещество уже было введено и начало свое путешествие по кровеносным сосудам. Сначала казалось, что ничего особенного не происходит, но через минуту правый глаз мэра неожиданно опух, затек кровью, а затем, как-то неприятно булькнув, лопнул, словно перезревший помидор. Через некоторое время то же самое произошло и с левым глазом.
Миома смотрел на мэра, и по выражению его лица было непонятно, доволен он или нет.
Через пятнадцать минут шея и грудь мэра покрылись фиолетовыми пятнами, затем пятна обуглились по краям, и наблюдавший эту картину Харрис наполнился необъяснимым восторгом и был искренне восхищен жидкостью, несущей в себе огонь.
К счастью, мэр довольно быстро потерял сознание и уже не мог видеть своих разлагающихся членов. Через полчаса тело главы города превратилось в сплошную язву, а еще через пятнадцать минут задрыгались в предсмертной агонии ноги, обутые в домашние тапочки.
Когда все было кончено. Миома оглянулся и увидел в дверях престарелую супругу мэра. Она стояла, бледная, босая, и бесцветными глазами смотрела на останки мужа.
Реакция Харриса была реакцией профессионала. Через мгновение старуха лежала на полу с простреленным горлом, а наемник пытался снять с ее руки кольцо с бриллиантом.
Мародер не догадывался, как близко он сам находится к смерти, но Миома коротко подумал, что такой человек может пригодиться ему всегда, а потому лишь тяжело посмотрел на его скособоченный затылок и, щелкнув пальцами, приказал Харрису заканчивать.
На следующий день все газеты Америки пестрели сообщениями об убийстве мэра Нью-Йорка и его жены, возглавлявшей фонд попечителей солдатских матерей. Также сообщалось, что мэр скончался от воздействия неизвестного яда, изуродовавшего труп до неузнаваемости. Высказывалось предположение, что это - дело рук вьетнамских боевиков, отличающихся особой жестокостью по отношению к своим врагам. А так как мэр был ярым сторонником войны с Вьетнамом, то и версия, высказанная выше, признавалась правдоподобной. Тем более в деле фигурировал неизвестный яд - оружие коварных азиатов.
Миома назначил Харриса своим личным телохранителем, отослал адвоката на остров, чтобы тот контролировал строительство, а сам на шесть месяцев уехал путешествовать по Африке.
Вот уже три года Соломея жила одна. Ее сын неожиданно исчез в неизвестном направлении, и лишь на последнем письме она различила полустершийся штемпель с тремя буквами: USA.
Два раза в неделю я заходил к старухе и приносил ей еду. Она никогда не реагировала на мой приход, сидела у окна, а если я трогал ее за плечо, слегка оборачивалась и смотрела как будто сквозь меня.
Казалось, старуха слепа. Я мог водить пальцами прямо перед глазами, но ее зрачки не реагировали, не расширялись даже на сильный свет.
Соломее было уже восемьдесят пять лет. Она все свое время проводила возле окна в огромном кресле, сама огромная, уставившись невидящими глазами в большое окно.
Слегка фантазируя, я представлял, что она вовсе не слепа, что смотрит она куда-то через границы, через часовые пояса, отыскивая среди миллиардов человек одного-единственного - своего блудного сына.
Потом я отбрасывал свои фантазии, понимая, что старуха давно выжила из ума, понимая, что она действительно слепа и вряд ли помнит, безумная, своего сына.
Она была такая же молчаливая, как и ее сын, и лишь иногда, под вечер, сидя возле окна и вперив в него глаза, старуха вдруг неожиданно привставала с кресла, вытягивала вперед руки и чуть слышно шептала в вечность:
- Царство... Царство...
Тогда в ее облике на мгновение появлялось что-то жуткое, властное, но так же быстро это исчезало, и она вновь сидела в своем кресле, безучастная ко всему окружающему.
Временами я вспоминал Миому, наше с ним стояние у окна и его тяжелый взгляд. Тогда я пытался представить, что в данную минуту происходит с лысым подростком, моим несостоявшимся учеником, и все мои представления обязательно сходились к тому, что Миома влачит сейчас жалкое существование где-нибудь на задворках цивилизации.
Еду, которую я оставлял Соломее, к следующему моему приходу она съедала всю до крошки, а приносил я немало, с расчетом на неделю. Старуха была чудовищно огромной и, наверное, была одной из самых больших женщин на свете. Но, несмотря на гигантские формы, ее нельзя было назвать жирной, все в ней было лаконичным: от тяжелых рук до большой головы с еще густыми, с бумажной проседью волосами.
Иногда я подолгу смотрел на Соломею, и тогда мне казалось, что передо мною не обыкновенная старуха, а какой-то библейский персонаж, воплотившийся наяву. Казалось, что она божественного происхождения, а на меня не обращает внимания попросту из-за того, что я недостоин его, как недостойна поганая земляная бактерия луча солнца.
Лишь один раз, как мне показалось, она узнала меня. Соломея долго смотрела в мои глаза, и мне почудилось, что она готова улыбнуться, но какое-то большое и старое горе помешало ей это сделать, и она вновь отвернулась к окну.
Я был благодарен ей за это маленькое узнавание и неожиданно стал рассказывать о себе.
Я рассказал, что родился в семье военного и уже с раннего детства знал, кем стану в будущем. После школы я поступил в летное училище и по его окончании был назначен в авиаполк, расположившийся под Костромой. Я пролетал на современных истребителях почти десять лет, пока со мною не произошло неожиданное происшествие... Рано утром я получил задание вылететь в квадрат X, совершить над ним необходимые маневры и вернуться обратно в полк. Небо было без единого облака, мне пришлось лететь навстречу солнцу, но неожиданно я увидел перед собою не одно, а сразу два светила. Казалась, солнце раздвоилось. Я подумал о необычных оптических эффектах, которые обычно быстро исчезают. Но в моем случае этого не произошло, я наблюдал сразу два огненных шара в течение двадцати минут, пока наконец в меня не закралось сомнение, что это вовсе не оптический обман. Сверившись с приборами, я определил настоящее солнце и, немного изменив курс, полетел навстречу неопознанному объекту. Приборы показывали, что расстояние между мною и неизвестным предметом сокращается и, значит, речи об оптическом обмане быть не могло. Я встревожился и передал все, что наблюдал, на землю. Последовало приказание сблизиться с объектом и атаковать его. Приблизившись к объекту на расстояние выстрела, я нажал на гашетку пулемета, но выстрелов не последовало. Я испробовал пушку, но результат был точно такой же, как и с пулеметом. Вдобавок я заметил, что температура в кабине повысилась и кислород перестал поступать в шлем. Я спустился до трех тысяч метров, неизвестный предмет последовал за мной, неожиданно перед носом самолета что-то вспыхнуло, я на мгновение потерял сознание, и этого было достаточно, чтобы машина вошла в штопор. Я пришел в себя, когда высотомер показывал восемьсот метров, и мне ничего не оставалось делать, как катапультироваться. Впоследствии меня обвиняли в халатности, обвиняли в гибели дорогостоящего самолета и грозили трибуналом. Но дело кончилось моей демобилизацией, после которой я уехал из Костромы в Подольск и стал преподавать в школе начальную военную подготовку.
Закончив свой рассказ, я некоторое время просто сидел, думая о чем-то незначительном, как вдруг услышал голос Соломеи.
- Возьми стул, - сказала она. - Садись рядом со мною.
Завороженный, я взял стул и сел рядом со старухой, ожидая продолжения. Но Соломея так больше ничего и не сказала, и мы просидели с ней до позднего вечера молча, глядя на мир из окна.
С этого времени два раза в неделю я приходил к ней - садился рядом и смотрел в окно, считая звезды.

Целью поездки Миомы в Африку было его желание вложить часть своих капиталов в какое-нибудь выгодное дело. Но за редким исключением он видел всюду нищету, детей со вздувшимися от недоедания животами и женщин со сморщенными грудями, в которых не было молока. Лишь в ЮАР и еще нескольких странах было относительное материальное благополучие, но также имелись большие проблемы на расовой почве, следствием которых были многочисленные жертвы, немногим меньше, чем от голода.
Тем не менее Миоме удалось вложить сто миллионов в перспективное месторождение алмазов, находящееся в Мозамбике. Предполагаемые алмазы залегали слишком глубоко в земле, и, чтобы их добывать, были нужны современная техника и большие капиталовложения. Правительство Мозамбика не располагало ни тем, ни другим, а потому согласилось на предложение Миомы о долевом участии, в котором прибыли делились пополам. В этом деле не обошлось без подкупа, так как в государственном аппарате нашлись патриоты, не желающие делиться национальными богатствами с кем бы то ни было. Необходимым людям было роздано до пятидесяти тысяч долларов, но даже после взяток в местной прессе раздавались недовольные высказывания. Но и пресса вскоре замолчала на этот счет. Два журналиста, работающих над этой темой, загадочно погибли в своем автомобиле, раздавленном прямо на шоссе экскаватором-гигантом. Водитель экскаватора сбежал с места происшествия и вскоре был обнаружен повесившимся в доме своей любовницы.
Как-то, проезжая через пустыню Калахари, Миома наткнулся на кочевое племя бушменов. Дело близилось к вечеру, и они с Харрисом решили заночевать в обществе первобытных людей, которые за фунт табаку быстро соорудили для них нечто вроде навеса.
По всей деревне были зажжены костры, так как сегодняшним вечером охотники вернулись с добычей и предстояло пиршество. Убитый сернобык был один на десяток семей, и дележ шел по очень строгим правилам: старикам достались сердце и мякоть шеи сернобыка, охотникам и их семьям - остаток печенки и кострец. Остальные жители получили по большому куску мяса, и скоро все селение пропиталось запахом жареного мяса.
По всей видимости, в селении давно не было такого количества мяса сразу, и все ели поразительно много, заталкивая в себя больше того, чем требовала природа. Обвисшие животы стариков раздувались на глазах, и, чтобы вместить в них еще кусок, они обвязывались кожаными ремнями. Если и ремни не помогали, то в ход пускалась длинная соломина, которой щекоталось горло, чтобы вызвать отрыжку. Отрыгнув съеденное, жители вновь набрасывались на мясо, и так продолжалось всю ночь.
Под утро обожравшиеся бушмены пытались плясать вокруг затухающих костров и совокупляться на глазах друг у друга.
Глядя на эту картину из-под навеса, Миома думал о чем-то своем, а Харрис гнусно похохатывал, намечая себе жертву из молоденьких дикарок, дабы потрафить своим сексуальным инстинктам. Он дождался, пока Миома заснет, а потом тихонько шагнул из-под навеса и исчез в ночи.
Наутро бушмены обнаружили на краю деревни труп молодой девушки со свернутой шеей и долго гадали, что с нею могло произойти. Наконец старейшина племени выдвинул версию о том, что девушку взяло к себе божество взамен подаренного накануне сернобыка.
Миома при этих словах заметил на лице Харриса самодовольную улыбку и, когда они остались наедине, избил своего телохранителя и приказал готовиться к отъезду,
Напоследок Миома решил пройтись по селению. Всюду валялись обглоданные кости, а слабые от вчерашней еды бушмены лежали в теньке и покуривали заработанный табак.
Уже возвращаясь к готовому к отъезду джипу, Миома заметил за одной из хижин девочку лет двенадцати, стоящую на коленях над тазом с водой. Она была лишь в набедренной повязке, а ее наметившиеся груди, перевязанные крест-накрест дешевыми бусами, неожиданно заволновали воображение Миомы.
Такое волнение Миома испытал впервые в жизни, а потому неслышно подошел к девочке и стал наблюдать, как она легонько бьет ладошкой по поверхности воды. На секунду в воде появилось двойное отражение юной прелестницы, и Миома понял, что одно из них сегодня уедет вместе с ним, другое же пусть остается с бушменами.
Девочка заметила Миому, повернулась к нему и без тени смущения улыбнулась прямо в его глаза. В этом взгляде не было ничего детского, наоборот, в нем было такое сильное женское, что Миома впервые в жизни почувствовал себя мужчиной. В крайнем возбуждении он отправился к старейшине племени и за двадцать долларов купил девочку.
Старейшина был в восторге от такой сделки, подсчитывая в уме, сколько он может купить на эти деньги табаку. Он непрерывно тараторил, что Гуасье, так зовут девочку, месяц назад стала девушкой и по бушменским законам может хоть сегодня выходить замуж. У нее даже есть жених из местных, но тот не обидится, и ему вскоре подберут новую невесту из подрастающих.
Миома посадил Гуасье на заднее сиденье джипа, автомобиль тронулся, а жмущий на педали Харрис то и дело оглядывался и, криво улыбаясь, показывал пальцем на бегущего следом молодого бушмена. Минуты три охотник почти не отставал от джипа, и смотрящему на него Миоме стало немного жаль юношу, от которого увозят невесту. Не оглядывалась только Гуасье. На ее лице начиналась та улыбка, которая вскоре станет для Миомы дороже всех в мире алмазов. "Моя эбонитовая девочка" - так назвал про себя свое новое приобретение один из самых богатых людей города Нью-Йорка... Харрис прибавил скорость, и молодой бушмен навсегда исчез в пыльном облаке пустыни Калахари.
Протаскавшись с месяц по африканским пустыням, Миома вернулся в Нью-Йорк. Он с огромным наслаждением наблюдал реакцию Гуасье на один из самых огромных городов мира. Нигде не бывавшая до этого, кроме соседних деревень, девочка испытала огромное потрясение, так что пришлось воспользоваться услугами врача. Но Гуасье на удивление быстро привыкала к новой жизни. Уже через месяц она перестала бояться машин и пользовалась сотней английских слов, прося у Миомы купить ей бесконечное количество новых платьев, дразнящих ее девичье воображение с пестрых витрин. И Миома с удовольствием покупал своей эбонитовой девочке все, что она попросит. На его лице все чаще стала появляться добродушная улыбка, так что даже Харрис заволновался - не тронулся ли его патрон умом.
Миома снял для Гуасье шикарную виллу на берегу океана, нанял для девочки гувернантку и каждый вечер приезжал полюбоваться ее волнующей улыбкой.
В такие дни он обычно отпускал прислугу, оставляя Харриса дежурить у ворот, а сам бесконечно играл с Гуасье в нехитрые девичьи игры.
Наигравшись вдоволь, не знающая стеснения, она тут же, при Миоме, скидывала платье и, еще нескладная, шла в большую мраморную ванну, вихляя маленькими черными ягодицами.
Потом, часами плескаясь в бурлящих струях, доводила Миому до нервных сотрясений своей наготой, пока он, наконец собравшись с силами, не выплескивал в воду целый флакон шампуня и белая пена не скрывала ее волшебных прелестей.
Что самое удивительное - Миома ни разу не прикоснулся к своей Гуасье и пальцем, испытывая к ней нечто вроде преклонения, и получилось так, что он, божество, добровольно подчинился юной дикарке.
Девочка очень быстро научилась использовать это свое преимущество. Она заставляла Миому покупать новые наряды, самые дорогие игрушки, возить ее в фешенебельные рестораны, а один раз, когда он отказался купить ей породистого жеребца по причине отсутствия конюшни, эбонитовая девочка неожиданно поцеловала Миому в самые губы. В этом поцелуе не было ничего детского, лысый миллионер тут же сдался и купил Гуасье не только породистого жеребца, но и конюшню в придачу.
Так прошло некоторое время, пока не пришло письмо от адвоката, в котором тот выражал удивление по поводу потери интереса Миомы к начатому на острове строительству. Адвокат писал, что дом для Миомы почти закончен, остались лишь отделочные работы, а с завтрашнего дня вокруг острова начнется прокладка железнодорожного пути. В постскриптуме адвокат просил прибыть Миому в ближайшее время, так как есть неотложные вопросы, которые можно решить только в его присутствии.
Миоме пришлось на время расстаться со своей Гуасье, и его прощание с эбонитовой девочкой было очень трогательным. Он купил ей жемчужное ожерелье, сам закрепил его на ее тонкой шее, затем долго смотрел в девичьи глаза, до глубины души пораженный, что девочка выдержала его взгляд. Больше того, он сам был вынужден опустить глаза, а когда дикарка едва коснулась в поцелуе его изуродованного уха, он чуть было не заплакал.
Миома сделал все так, чтобы Гуасье ни в чем не нуждалась во время их разлуки. Он нанял еще одну гувернантку, в обязанности которой входило обучать девочку английскому языку и прививать ей хорошие манеры. Для охраны своего эбонитового сокровища Миома оставил в Нью-Йорке Харриса, предупредив, что если с головы Гуасье упадет хоть один волос, то его, телохранителя, расчлененное на тридцать шесть частей тело не найдет ни одна собака... Харрис знал, что так оно и будет, а потому поклялся патрону делать все, что будет в его силах.
В день своего девятнадцатилетия Миома улетел на остров. Самолет опустился на новую взлетную полосу, а у трапа его встречали адвокат и глава строительной фирмы Гонолулу - с цветами и праздничными улыбками на лице.
Улыбка на лице строителя была деланной, так как он был несколько потрясен, что его заказчику исполнилось всего девятнадцать лет, а он уже был обладателем одного из самых больших состояний в Америке. Но тем не менее он казался радушным, долго тряс Миоме руку и даже подарил ему золотой символический ключик от острова. Позже, за праздничным обедом, перебрав вина, строитель лез к имениннику с жирными поцелуями, и Миома пожалел, что рядом с ним нет Харриса, знающего, как поступать в таких случаях.
После обеда Миома осмотрел новый дом и остался доволен. Единственное, что ему не понравилось, - дизайн обстановки, слишком обычный в его представлении. Но Миома решил пока ничего не менять, так как наступило время заняться более важными делами.
Поздно вечером он встретился с адвокатом, и они, уединившись, о чем-то долго договаривались. Адвокат при этом что-то возбужденно говорил, а Миома, багровея, писал ответы на бумаге.
На следующий день адвокат улетел во Франкфурт, а еще через день встретился с одним бизнесменом, взявшимся выполнить за огромное вознаграждение очень и очень щепетильное дело, не имеющее юридического прецедента.
Бизнесмен владел предприятием, имевшим самое современное оборудование для изготовления денежных знаков, билетов государственных и предпринимательских займов, а также чековых книжек и паспортов.
Предприятие было на хорошем счету и несколько раз в короткий срок выполняло заказы некоторых государств, связанных с разработкой и печатанием новых денежных знаков.
К хозяину этого предприятия и обратился Миома посредством своего адвоката. За пятьсот тысяч долларов он предложил ему выполнить заказ по разработке клише паспортов несуществующего государства, а впоследствии напечатать по нему необходимое количество документов. В условие заказа также входила разработка герба и остальной символики государственной власти.
Дополнительным условием контракта была строжайшая его секретность. В противном случае бизнесмену грозили крупные неприятности, о чем ему недвусмысленно намекнул адвокат.
Бизнесмен попросил два дня на обдумывание этого предложения, а на третий подписал контракт, уверенный, что поступает абсолютно законно.
Положив контракт в портфель крокодиловой кожи, адвокат улетел в Мюнхен, где встретился с самым известным в уголовном мире изготовителем фальшивых паспортов, получил от него три чистых американских паспорта и печать к ним. Затем он встретился с наемным убийцей и заключил с ним контракт на убийство изготовителя паспортов.
Посчитав на этом свою миссию законченной, адвокат отбыл в Америку.
Все строительство на острове было почти закончено, и Миома решил, что пора переходить к заключительной фазе своего грандиозного проекта.
На две недели он уехал в Нью-Йорк, чтобы повидать свою эбонитовую девочку, предчувствуя, что их свидание может оказаться единственным за многие будущие годы.
За три месяца, которые Миома не видел Гуасье, девочка разительно изменилась. Гувернантка знала свое дело и прививала ей вкус к хорошей неброской одежде, научила ее пользоваться вилкой и ножом, а также следить за своим обликом с помощью всяких косметических ухищрений.
Гуасье встретила Миому, присев в небольшом книксене, и это расстроило его, предпочитавшего, чтобы она бросалась к нему на шею и целовала в лицо. Но Миома к сдержанности девочки отнесся философски, подумав, что так все же лучше, пусть страсть копится в ней до полного созревания, до той поры, когда Миома, достигнув своей цели, сможет жениться на своем двадцатидолларовом приобретении.
На эти две недели Миома отпустил обеих гувернанток и даже Харрису оплатил отпуск. Он остался один на один со своею Гуасье и с трепетом ожидал того мгновения, когда девочка, наигравшись вдоволь, вдруг скинет свое платье и, поражая черной наготой, бросится, как обычно, в ванну, смеясь и плескаясь в ней, а он, завороженный, будет наблюдать за ее фигуркой и прислушиваться к веселому фырканью.
Но ничего этого не происходило. Гуасье была чересчур серьезна, все в ней как-то устраивалось по-новому, она вела себя, как леди, и лишь изредка стреляла своим лукавым взглядом в сердце Миомы.
Предчувствуя, что уезжает на долгие годы. Миома занялся обустройством дел Гуасье. Он открыл для нее специальный счет в банке, назначил Харриса ее опекуном и велел ему осенью устроить девочку в самый лучший колледж. Также он дал своему телохранителю письменное приказание привезти девочку на остров, как только ей исполнится пятнадцать лет.
Почти перед самым своим отъездом на остров Миома повидался с кубинским врачом-эмигрантом, который когда-то вырвал ему больной зуб, и предложил ему стать своим личным врачом. Кубинский экстремист поинтересовался, какая ему будет назначена зарплата, и после услышанной суммы сразу же согласился.
Миома вернулся на остров, поселив кубинца в отдельном доме. Два месяца он занимался последними приготовлениями, выписывал с континента всевозможные строительные материалы, так же нелегально купил несколько сотен единиц боевого стрелкового оружия, а напоследок, через подставных лиц, приобрел военный самолет устаревшей конструкции. Миома тайно снесся с ливийскими военными кругами, и купил у Ливии современный советский вертолет с полным комплектом вооружения.
Тем временем адвокат вновь улетел во Франкфурт, забрал изготовленные паспорта, государственную символику и вновь вернулся на остров, где получил от патрона очень важное и сложное задание.
Миома написал три письма, вручил их адвокату, и тот, первый раз заволновавшись всерьез, сел в Нью-Йорке в самолет, отправлявшийся в Россию.

Как-то вечером я сидел дома, смотрел по телевизору футбольный матч. Неожиданно в дверь позвонили, и я, удивившись чьему-то позднему визиту, пошел открывать.
Передо мною стоял высокий мужчина с южным загаром на лице, одетый в красивый костюм, с таким же красивым перстнем на пальце и пахнущий чем-то незнакомо приятным. Поначалу я подумал, что мужчина ошибся дверью, и спросил, кто ему нужен. Незнакомец достал из дипломата англо-русский разговорник и сообщил, что он американец и приехал по поручению одного нашего общего знакомого.
Я сказал ему, что не имею в Америке знакомых, но он жестом попросил меня не торопиться, вытащил из кармана запечатанный конверт, передал его мне и сказал, что зайдет в то же самое время завтра. Я пожал плечами и был вынужден согласиться.
Мужчина ушел, а я, сев к телевизору, вскрыл конверт. Вот что было написано в письме:
"Помнишь, как мы с тобой когда-то стояли у окна, и я спросил тебя, что ты любишь делать в свободное время, и ты ответил, что любишь ловить рыбу? Так вот, я имею сейчас возможность пригласить тебя на рыбалку... Не сомневаюсь, что ты примешь мое приглашение, так как дома тебе делать нечего. Об остальном тебе расскажет мой адвокат. Выслушай его внимательно. Твой несостоявшийся ученик Миома Дулович".
Целый час я сидел перед телевизором, как загипнотизированный, и множество раз перечитывал письмо. Все казалось чересчур неправдоподобным, чтобы выглядеть правдой, но именно из-за этого неправдоподобия, из-за этого идиотского предложения - "ловить рыбу" я вдруг неожиданно поверил.
Весь следующий день я ходил сам не свой и думал о предстоящем визите адвоката Миомы.
Он пришел, как и обещал, в то же самое время, что и накануне. На нем был тот же красивый костюм, и он так же источал приятные ароматы.
- Вы подумали? - спросил он.
- Да, - ответил я.
- Вы согласны лететь в Америку?
- Ловить рыбу?
- Именно так.
- Согласен.
- Хорошо. Тогда нам нужно выполнить некоторые формальности.
Адвокат раскрыл портфель и достал из него чистые корочки американского паспорта. Он положил их на стол, затем вытащил из портфеля фотоаппарат, щелкнул меня трижды и выбрал самую лучшую фотографию. Он аккуратно наклеил ее, после из специальной коробочки извлек печать и сильно приложил ее к снимку.
- Теперь распишитесь вот здесь.
- Я американский гражданин? - спросил я, расписавшись.
- На последующие два дня - да. - Адвокат некоторое время рассматривал готовый документ и сказал:
- Годится.
Потом взял паспорт и отдал его мне в руки:
- Теперь он будет у вас.
- Когда лететь? - поинтересовался я.
- Завтра в шесть утра я заеду за вами.
- Завтра?!
- Берите с собой только то, что вам дорого. Когда будем проходить таможню, на все вопросы отвечайте кратко. Запомните, вы - Майкл Адамс - представитель торговой фирмы.
- А как же моя работа? Как же моя квартира?
- Наплюйте.
Все это было похоже на бред, но тем не менее в животе у меня появился приятный холодок, возвещавший, что впереди масса интересных неожиданностей. Лишь бы эти неожиданности не закончились как тогда, с неопознанным летающим объектом...
- У вас есть еще вопросы? - спросил адвокат.
- Вы вооружены? - почему-то спросил я.
- Глупый вопрос. Завтра в шесть.
Адвокат ушел, а я на удивление быстро заснул и снилась мне какая-то экзотическая рыба, бьющаяся в сетях.
Следующим утром в шесть тридцать я сидел в такси, на огромной скорости приближающемся к аэропорту.
Все произошло на удивление гладко. В семь десять я уже был на нейтральной полосе, а в семь тридцать сидел в анатомическом кресле "Боинга" компании "Пан Америкэн".
За пятнадцать минут до вылета рядом со мною в кресло плюхнулся какой-то долговязый юноша в очках и, утирая вспотевший лоб, пристально рассматривал меня...
Насторожившись, я отвернулся к окну и смотрел в него, пока самолет не взлетел. Потом я заметил, как юноша копается в своей сумке, как он выуживает из нее какую-то книгу. На титуле было написано:
Вильям Шекспир, полное собрание сочинений, третий том.
- Вы не узнаете меня? - спросил юноша.
- Нет, - ответил я.
- Я учился в школе, в которой вы преподавали военное дело. Просто в девятом классе я перешел в спецшколу с физико-математическим уклоном и поэтому не учился у вас.
Я более внимательно всмотрелся в лицо юноши и как будто узнал его.
- Вы тот, с кем дружил Миома?
- Да, - ответил он. - Одно время мы были с ним близки.
Юноша достал из сумки мятый конверт и протянул его мне:
- Прочтите.
Я развернул письмо и прочел его. Вот что в нем было написано:
"На моем острове для тебя приготовлена самая современная лаборатория. Ты ни в чем не будешь нуждаться, ты будешь просто работать. Если согласен, скажи об этом моему адвокату, он обо всем позаботится. Да, и не забудь взять с собой третий том Шекспира. Твой Миома Дулович".
Я отдал письмо хозяину, откинул спинку кресла и заснул.
Через девять часов самолет приземлился в Нью-Йорке. Мы наскоро поужинали в ресторане и сели в маленький частный самолет, на борту которого красными буквами было выведено: МIOМА.
- Через несколько часов вы встретитесь с Миомой, - сказал адвокат, и я начал волноваться, пересаживаясь в пустом самолете с одного места на другое.
Уже подлетая к Гавайям, самолет попал в огромное грозовое облако, и нас целых полчаса трясло и кидало в разные стороны. Я прошел в кабину пилота и жестами предложил поднять машину выше опасного облака. Он согласился, но, когда потянул на себя штурвал, раздался чудовищный грохот, и мы увидели, как вдоль всего борта сверкнула огромная молния. Самолет дрогнул, пару раз клюнул носом и устремился вниз. В кабину вошел адвокат, его лицо было бледным, но тем не менее он спокойным голосом спросил, что происходит. Вместо ответа я вытолкал его из кабины, вдвоем с пилотом мы схватились за штурвал и, прилагая все наши силы, тянули его на себя, стараясь вывести самолет из штопора. Через две минуты нам это удалось, и пилот, вяло улыбаясь, показывал пальцем на большие океанские волны, катящиеся в пятидесяти метрах под нами. Еще несколько секунд - и нам пришлось бы добираться до Гавайев вплавь.
Через пятнадцать минут самолет приземлился на небольшом острове и покатился по посадочной полосе, омываемый грозовым дождем. Возле маленького здания аэродрома я увидал одного-единственного человека, стоящего под дождем. Его голова была непокрыта, а лысый череп отражал свет фонаря. Это был Миома. Он пошел навстречу остановившемуся самолету и, когда мы спустились по трапу, каждому подал руку и крепко пожал. Миома ничего не сказал, а жестами предложил нам следовать за ним. Мы прошли сквозь здание аэропорта, у дверей которого нас ждал длинный лимузин. Миома сел на переднее сиденье, а адвокат, я и физик устроились на заднем. Некоторое время мы ехали молча, и я рассматривал затылок Миомы, на котором были видны глубокие вмятины, расположившиеся треугольником. Неожиданно он спросил физика:
- Ты привез то, что я просил?
- Привез, - ответил долговязый юноша, роясь в спортивной сумке.
- Дай.
Физик протянул Миоме третий том Шекспира, он одним движением разорвал корешок книги и извлек запаянную ампулу с каким-то веществом. Рассмотрев ее и убедившись, что это то, что ему нужно, Миома спрятал ампулу в нагрудный карман и больше не сказал ни одного слова.
- За эту ампулу моего отца выгнали с работы! - с каким-то задором сказал юноша и захихикал.
Лимузин остановился у роскошной виллы, окруженной небольшим садом. Миома вышел, а адвокат сказал, что сегодняшнюю ночь мы переночуем в замке его босса, а завтра нам предоставят отдельные дома.
Перенасытившись событиями за последние два дня своей жизни, я мгновенно заснул, поглаживая под собой шелковые простыни, и на следующее утро проснулся рано, разбуженный пением птиц. Вся моя комната была залита солнечным светом, я поднялся, потянулся и подошел к большому окну. В саду, устроившись в шезлонге, во всем белом сидел Миома. Невдалеке от него стояла неотесанная глыба мрамора, и он смотрел на белый камень не отрываясь, пока от него, как мне показалось, не отвалился небольшой кусочек. Затем Миома поднялся из шезлонга и увидел меня, стоящего возле окна. Он долго и пристально смотрел мне в глаза, я старался выдержать, но вскоре почувствовал в глазах нарастающую боль и был вынужден отвернуться. Миома хмыкнул, помахал мне рукой и ушел куда-то в глубину сада. В мою комнату постучали, я открыл дверь и увидел прислугу, вталкивающую тележку с завтраком.
После завтрака мы все собрались на первом этаже, в помещении для официальных встреч, Миома, несмотря на раннее время, был в смокинге и держал в руках большую шкатулку черного дерева. Адвокат, также в смокинге, попросил нас подождать несколько минут, так как ожидался еще один человек. Прошло целых полчаса, пока наконец не явился тот, которого ждали. Это был кубинец; личный врач Миомы, пришедший в цветастых шортах, с голым волосатым торсом и, по всей видимости, мучимый похмельем.
Адвокат пригласил всех нас садиться на специальные места, а сам встал перед нами, вытащил из кармана бумагу, развернул и прочел ее содержание, состоящее всего из нескольких строк:
"Сегодня вы становитесь гражданами новой страны. Страна эта называется Миомия. Надеюсь, что с этой минуты вы будете честно служить своей новой родине, будете готовы отдать за нее свою жизнь. Поздравляю вас, первых граждан Миомии. Президент Миомии Миома Дулович".
После зачитанных адвокатом слов Миома открыл шкатулку, вытащил из нее три черные книжечки и вручил их нам. Мы стали гражданами Миомии. По этому случаю было вскрыто шампанское, позволившее врачу от своего похмелья избавиться.
После окончания церемонии адвокат повел нас с физиком показать дома, в которых нам отныне предстояло жить.
Долговязому юноше достался одноэтажный домик с пристройкой, в которой находилась лаборатория, обставленная самым современным оборудованием. Юноша очень бурно радовался и долго тряс адвокату руку, как будто это он построил этот дом.
Оставив юношу восторгаться одного, адвокат повел меня в сторону океана. Метрах в пятидесяти от пляжа стоял небольшой домик с двумя окошками, возле него, гнувшись, росли пальмы.
В домике было всего три комнатки, обставленные лишь самым необходимым. Мне, привыкшему вести спартанский образ жизни, это понравилось, и я попросил адвоката поблагодарить за меня Миому.
- Давайте зайдем в чулан, - предложил адвокат.
Я кивнул головой, он отпер дверь, и мы вошли в небольшую, без окон, комнату. Адвокат зажег свет, и я увидел нечто напоминающее склад рыболовного магазина. Чего в нем только не было: и наборные удилища от одного до пяти колен, и спиннинги с различными катушками, от вида которых у российского рыболова свело бы скулы; также несколько ящиков со снастями, сети мелко- и крупноячеистые. В углу чулана стояли два комплекта аквалангов, вызвавшие во мне ощущение свершившегося детского чуда, так что я немедля хотел сбросить с себя одежду, напялить акваланг, броситься в океан и лежать под водой, пока не кончится кислород...
- За домом есть небольшая пристань, - сказал адвокат. - Там вы найдете моторную лодку и цистерну с горючим.
- И лодка есть? - уже не удивляясь, спросил я.
- В дальнейшем вас никто беспокоить не будет. Если вам что-нибудь понадобится, вы знаете, как меня найти.
Адвокат ушел, я остался один и после бурных восторгов немного загрустил. Глядя на океан, я размышлял о Миоме, пытаясь понять, что он задумал. Пришло сомнение - не опрометчиво ли я поступил, что приехал на остров, бросив всю свою предыдущую жизнь. Но постепенно накатывающие волны меня успокоили, я стал фантазировать завтрашнюю свою рыбалку и думал о том, что все нормализуется, что дома мне делать абсолютно нечего и пусть все идет, как идет. Я положил голову на подоконник и задремал. Последней моей мыслью был вопрос: почему Миома не забрал к себе мать?..
Позже я узнал, что, после того как мы расселились, Миома вызвал к себе адвоката, и они два часа о чем-то совещались. На следующее утро в океан вышли с десяток баркасов, управляемых аборигенами. По всей окружности острова они расставили ограничительные буи с предупреждением, что за ними начинается частная территория, вход в которую без разрешения категорически запрещен.
Через четыре дня Миома вызвал к себе физика и поинтересовался у него, уверен ли он, что в запаянной ампуле действительно обогащенный уран. Юноша ответил, что уверен. Затем Миома спросил, знает ли он принцип устройства, способного произвести ядерный взрыв. Физик ответил, что знать-то он знает, но, чтобы создать такое устройство, необходимы астрономические затраты в масштабе целой страны, сотни одаренных ученых и как минимум лет пятнадцать работы. После ответа физика Миома задумался, а затем спросил, может ли он хотя бы нарисовать, как выглядит современная межконтинентальная ракета с ядерной боеголовкой. Юноша ответил утвердительно и пообещал сделать подробный рисунок к завтрашнему дню.
На следующий день Миома получил рисунок и сообщил адвокату, что приступает к постройке модели межконтинентальной ракеты. Также он сказал, что, по его расчетам, это займет у него как минимум полтора года.
Со следующего дня Миома приступил к работе. Он нанял всех аборигенов, чтобы они вырыли шахту для будущей модели глубиною в двенадцать метров, и сам руководил работой, давая себе лишь час передышки в день. В перерыв он уходил в свой сад, сидел в шезлонге и смотрел на мраморную глыбу.
Как-то, когда Миома находился на строительной площадке, я зашел в сад и заметил, что поверхность ранее не отесанного камня выровнялась и приняла очертание будущей головы, как будто скульптор сделал заготовку.
Прошло два месяца с того момента, когда я приехал на остров. Меня никто не тревожил, я был предоставлен сам себе и в основном занимался рыбалкой. Вскоре вся территория вокруг моего дома была завешана вялящейся рыбой и стала похожа на территорию небольшого рыбного завода. Я не знал, что делать с таким количеством продукции, и по мере готовности рыбы просто сжигал ее частями. Вскоре я и вовсе перестал заниматься ловлей, а попросту плавал в акваланге и снимал камерой подводные пейзажи. Одиночество не беспокоило меня, я любил это состояние легкой грусти и целые часы проводил в размышлениях над бренностью существования.
Я предчувствовал, что скоро моя спокойная жизнь кончится, что на острове произойдут события, которые и меня не обойдут стороной. Просто так через океан на рыбалку не приглашают.
Иногда, сидя вечерами на прибрежном валуне, я видел одиноко бредущего по выложенным вокруг острова шпалам Миому. Он был погружен в свои думы и, проходя мимо, никогда меня не замечал. Руки его были всегда за спиной, искалеченная голова наклонена вперед, и похож он был на старого зверя, из последних сил стремящегося отомстить своему обидчику.
В такие минуты я замирал на своем валуне и внимательно следил за Миомой, пока он не скрывался из виду.

Оставленный опекать Гуасье, Харрис с удовольствием приступил к своим обязанностям. Эта новая работка представлялась ему не особо сложной, а потому он рассчитывал выкраивать нужное времечко для своих темных делишек.
Через месяц после отъезда Миомы Харрис отправился в один из самых дорогих и престижных колледжей, чтобы устроить свою воспитанницу.
Он встретился с директором колледжа, произведя на него неприятное впечатление, и сунул ему бумажку со своим прошением. Директор прочел его, обнаружив в десяти строках двадцать семь грамматических ошибок, и, как хороший актер, посетовал на то, что в колледже, к сожалению, мест нет. Директор начал было советовать поискать места в других учебных заведениях, но, заметив, что скособоченное лицо Харриса налилось черной кровью, решил поговорить с ним более осторожно и стал расспрашивать о ребенке, которого хотел устроить на учебу человек с уголовной мордой.
Харрис мычал что-то в ответ, затем жестом попросил чистый лист бумаги, потея, вывел на нем несколько каракулей и подвинул директору.
Хозяин колледжа никак не мог вникнуть в смысл написанного, автоматически подсчитывая ошибки, а когда наконец вник, то узнал, что имеет дело с представителем одного из самых богатых людей Америки. Его лицо расплылось в улыбке, он развел руками и, "само простодушие", спросил:
- Что же вы сразу не сказали?..
Физиономия Харриса вновь налилась бычьей кровью, он стал жестикулировать, пытаясь вдолбить в голову идиота директора, что он немой, но тот вдруг встал со своего кресла, подошел к уголовнику и приобнял его за плечи.
- Все будет в порядке! - затараторил директор; нажал на клавишу селектора, велел нести кофе, раскрыл перед Харрисом коробку с сигарами и сам, присев на край стола, по-свойски, как с приятелем, закурил, расхваливая свой колледж, словно тот был райской обителью.
Харрис было подумал, что все же хорошо работать на миллионера, к тебе самому относятся, как к богачу. Но также он подумал, что большей частью приходится иметь дело с идиотами и недоносками, которым, к сожалению, никак нельзя свернуть шею.
По-прежнему обнимая Харриса за плечи, директор расспрашивал его о будущей ученице, выясняя, сколько той лет, насколько девочка подготовлена и все подобное в том же роде. Напоследок он на всякий случай сказал, сколько стоит обучение, а также напомнил, что учебный год начинается через две недели.
Харрис с нетерпением ожидал начала учебного года, когда он станет посвободней, наметив некое дельце в Китайском квартале.
Харрис жил в том же доме, что и Гуасье, только на нижнем этаже, старался поменьше общаться с дикаркой, предоставив ее гувернанткам.
Как-то, изрядно набравшись с дружками виски, он вернулся домой, вонючий и потный улегся в кровать и пьяный стал размышлять над задуманным ранее дельцем. Неожиданно дверь в его комнату открылась, и в спальню, словно ночной мотылек, впорхнула Гуасье.
Харрис было хотел на нее замычать, но вдруг заметил, что девочка стоит в прозрачной рубашке, сквозь которую проглядывает голое тело с соблазнительными припухлостями. Он громко икнул и пьяно уставился на чужую собственность, не в силах ни замычать, ни пошевельнуть конечностями.
Далее Харрис увидел, как Гуасье грациозным движением расстегнула рубашку на плечиках, как рубашка скользнула по ее черной фигурке к полу, как она шагнула из нее и змейкой вползла в его кровать.
Все последующее Харрис воспринимал, как действие кокаина, стараясь не думать о том, каковыми будут последствия, отдав себя во власть юной соблазнительницы.
С этой ночи все последующие Гуасье проводила в спальне Харриса, уходя из нее лишь под утро. Немой телохранитель, привыкший иметь до этого дело только с дешевыми проститутками, вдруг был вовлечен в вихрь настоящей страсти, и все его тело до последней клеточки возжелало чего-то нового. В одну из таких ночей Харрис обнаружил в себе душу. Она, как птенец, вылупилась из твердой скорлупы.
Неожиданно матерый уголовник понял, что влюбился. Такое с ним случилось впервые, и он по мере своих умственных способностей анализировал происшедшее. Случившееся явно облагородило его, он был вынужден каждый вечер принимать душ и начисто забыл о задуманном дельце в Китайском квартале. К тому же Гуасье в один из субботних дней повела его в дорогой магазин и сама выбрала любовнику несколько костюмов, ботинки и рубашки к ним.
Спустя некоторое время Харрис стал задумываться над тем, за что же великолепная Гуасье проявила к нему, немому с изуродованным лицом бандиту, свою благосклонность. Он бы еще это понял, если бы Гуасье была постарше и у нее до него была бы масса любовников. Пресыщенных женщин частенько тянет на этакое неординарное. Но дикарка пришла к нему нетронутой, неласканной, обнаружив в себе природную страсть, и, сама еще неопытная, обучила его, сорокалетнего мужика, всем хитростям крайних удовольствий.
Харрис частенько думал об этом парадоксе, но обычно так и засыпал, не найдя подходящего ответа. Утром он просыпался в пустой постели и, словно слон, шумно втягивал оставленный Гуасье запах любовной ночи, смешанный с терпкими духами, и весь день потом блуждал одиноко по городу, ожидая наступления вечера, приносящего ему очередную порцию любовных наслаждений.
А в это время Гуасье находилась в колледже, жадно впитывая в себя знания. Она очень быстро нагнала своих сверстников, рожденных в аристократических семьях, проявляя при ответах точное знание предмета и неожиданную сообразительность. Например, по вопросам истории она всегда имела свой взгляд на то или иное событие, несколько отличный от классического, и этим очень нравилась учителю... Впрочем, все в колледже считали, что она дитя какого-нибудь шейха из богатой страны, что она тоже аристократка на свой лад, а потому легко приняли ее в свое стадо племенных отпрысков.
Когда занятия заканчивались, Гуасье с подружками обегала соседние магазины, шла затем либо в кино, либо на матч по бейсболу между колледжами. К вечеру же она возвращалась домой, забиралась в мраморную ванну и долго плескалась в ней черной рыбкой, вдруг на миг вспоминая печальные глаза Миомы. Тогда она задумывалась, гадая над тем, кто же он такой, этот лысый богатый страшила, и когда же он призовет ее к себе и раскроет перед нею свою загадку.
Будучи еще, по сути, ребенком, она не могла долго думать на одну и ту же тему, не находя ответов, а потому все ее мысли быстро перескакивали на Харриса и на последующую с ним ночь. Гуасье очень нравилось расшевеливать мужика с раскуроченным лицом, отыскивая в нем животную страсть, и наблюдать за безумными глазами, когда она своими ласками доводила его до края. Тогда Гуасье выбиралась из ванны, садилась на ее край и долго втирала в свое ночное тело пахучие жидкости, распаляя себя точными прикосновениями и готовая к крику.
Она приходила к Харрису вся дрожащая, словно пойманная рыба в руках, и через несколько мгновений в ее теле все взрывалось, и тогда она вдруг видела внутри себя картинку - бегущего вслед за джипом бушменского юношу, успевшего лишь однажды прикоснуться к ее плечу, и посвящала этот взрыв ему.
Уже после, немного остывшая, она рождала любовь в Харрисе и в последний миг заглядывала ему в самые глаза, пытаясь отыскать в них африканское небо.
Как-то в одну из таких ночей, когда они оба лежали уже пустые, Гуасье неожиданно спросила Харриса, что он скажет Миоме в свое оправдание, не сумев сохранить невинность эбонитовой девочки?.. И она вдруг увидела ответ - тело Харриса задрожало, лоб его покрылся испариной, он вдруг представил себя связанным и почти увидел, как Миома нагревает над пламенем шприц, как он вводит его ему в вену и как тело превращается в сплошную язву. Но любовь пересилила страх, и Харрис, крепко выругавшись про себя, решил - будь что будет, обнял огромной ручищей острое плечико Гуасье, напоследок подумал, что сам свернет патрону шею, и заснул.
В конце своего первого года пребывания в колледже Гуасье вдруг ощутила на себе повышенное внимание юноши из старшего класса. Это был красивый крепкий парень, первый номер бейсбольной команды, сын знаменитого голливудского актера.
Как-то раз он пригласил ее провести с ним уик-энд, поехать покататься куда-нибудь на машине и поесть чего-нибудь вкусненького. Она согласилась и они целый день провели возле озера. А под вечер сын звезды ее обнял и поцеловал в губы, ожидая почему-то сопротивления. Но девочка оказалась на удивление покладистой и очень скоро сама вывела юношу на более интересное и острое, нежели поцелуй.
Гуасье вернулась лишь под утро и первый раз провела его в своей постели, так и не зайдя к Харрису.
На следующий день в своих объяснениях она сослалась на нездоровье, а на расспросы Харриса, где она шаталась до утра, грубо ответила, что это не его дело, что он лишь лакей при ней и должен знать свое место. Разъяренный Харрис после этих слов влепил ей пощечину, а она лишь усмехнулась в ответ, продолжала стоять на месте и презрительно смотрела на трясущегося в ярости телохранителя.
Через несколько минут он уже ползал перед нею на коленях и что-то ласково мычал, по всей видимости, вымаливая прощение. Гуасье простила его, как прощают нерадивых, но давнишних слуг, и велела ему впредь вести себя хорошо.
Впрочем, с этого момента постель Харриса осиротела, и он, мучимый звериной ревностью, безлунными ночами вынашивал план мести. Каким-то особым чутьем он чувствовал, что причина его разлуки с Гуасье кроется в другом мужчине, а оттого он еще больше зверел и распалял свою фантазию, настраиваясь на изощренные пытки соперника.
Гуасье теперь возвращалась домой лишь с рассветом, и Харрис затравленно заглядывал в ее глаза, пытаясь различить в них подтверждение своим мазохистским фантазиям.
Он стал выслеживать маленькую дикарку и очень скоро нашел подтверждение своему предчувствию. Как-то, подъехав к колледжу на автомобиле, он увидел выходящую Гуасье с неким смазливым пареньком, на ходу жадно целующим ее в губы. Они сели в "порш" с открытым верхом и покатили в сторону Нью-Джерси, оба счастливые и веселые.
С этой секунды Харрис успокоился. Теперь он знал, что делать. Главное - выбрать подходящий момент и совершить задуманное так, чтобы комар носа не подточил.
Встречая по утрам утомленную Гуасье, он уже не казался затравленным, а смотрел на нее даже с неким вызовом, в котором бы более опытная женщина непременно почувствовала надвигающуюся беду. Но засыпающей на ходу девочке было не до разгадывания ребусов своего слуги, она забиралась в ванну, накрепко закрывала двери и смывала со своего черного тела свидетельства недавней любви.
В одну из осенних нью-йоркских ночей возле дома известного голливудского актера остановилась машина с заляпанными техасскими номерами. Из нее вышел человек в больших черных очках на изуродованном лице. Внушительного телосложения, он тем не менее быстро и тихо перелез через ограду, ловко вскрыл оконную раму первого этажа и забрался внутрь дома. Он уверенно прошел по темному коридору до одной из дверей, открыл ее, зашел в комнату и присел возле кровати со спящим человеком. При свете маленькой авторучки-фонарика он выудил из кармана тонкий шелковый шнур, кусок пластыря и остро отточенный нож. Затем он прикурил сигарету и, жадно затягиваясь, стал пускать струи дыма спящему в лицо. Вскоре тот зашевелился, кривя лицом, и, как только проснулся окончательно, почувствовал на лице что-то клейкое, мешающее открыть рот. В ужасе он увидел перед собой улыбающееся лицо незнакомца, засучил ногами, сбивая простыни в кучу, и почему-то сразу заплакал. Незнакомец поднял с пола шелковый шнурок, сделал из него нечто вроде петельки и сбросил с жертвы одеяло. Юноша спал голым, Харрис осмотрел его тело и подумал, что если бы над ним как следует потрудиться, то в очень короткое время оно стало бы походить на тело профессионального борца. Уголовник также посмотрел на низ живота своей жертвы и должен был отдать должное привязанности Гуасье. Тем не менее он одним движением накинул петельку на источник удовольствия дикарки, довел ее до самого основания и мощным движением стянул концы, не забывая при этом смотреть в вытаращенные глаза своей жертвы. В первый раз за долгое время Харрис испытал облегчение своих страданий за счет страданий другого.
На следующий день все газеты опубликовали сообщение об убийстве сына голливудской звезды, находящейся в данный момент на съемках в Индии.
Сообщалось, что убийство было совершено с особой жестокостью: жертву перед смертью кастрировали, а затем, искромсанную ножом, удушили. Никаких версий о причинах убийства газеты не сообщали.
Первым делом полиция стала интересоваться отношениями Гуасье с жертвой. Но девочка ничего не знала и предположить не могла, кому бы это было нужно. Лишь придя как-то домой с очередного допроса, она сочувственно заглянула Харрису в глаза и предложила ему как можно быстрее написать завещание.
Довольный Харрис не придал этой угрозе особого значения, а Гуасье тем временем отправила Миоме письмо, в котором жаловалась на то, что, оставленный опекать, телохранитель неоднократно истязал ее и в грубых формах насиловал.
Через месяц Харрис получил от патрона письмо, в котором излагалось задание изъять из маленького частного музея в Филадельфии трон красного дерева и вместе с ним, а также с Гуасье, в короткие сроки прибыть на остров.
Еще через две недели задание было выполнено. Харрис забрал Гуасье из колледжа, и на маленьком самолете они отбыли на остров.
Телохранитель и патрон встретились очень нежно, даже обнялись в присутствии Гуасье. Затем Харрис был накормлен вкусным обедом, они с Миомой уединились в кабинете, где молча просидели два часа, покуривая сигары. После долгой тишины Миома поднялся и пригласил Харриса следовать за ним. Они спустились в подвал, в котором располагались большие газовые печи для сжигания мусора. Миома улыбнулся Харрису и, сказав: "Сейчас ты испытаешь то, что испытал бы человек, подлетающий к солнцу", - ударил его кулаком по самому темечку. Телохранитель рухнул подрубленным деревом, а когда очнулся, то обнаружил себя привязанным к каталке, с помощью которой мусор заправляется в печь. Миома стоял возле печи и показывал на термометр, столбик которого поднялся до отметки двух тысяч градусов. Его ноготь был приставлен на порядок выше, и Харрис понял, что, когда столбик достигнет отметки три тысячи, его тело начнет перерабатываться в пепел. Также Харрис понял, что в этой ситуации как кричать, так и молить о пощаде бесполезно, а потому, когда каталка заскользила по рельсам к раскаленному жерлу печи, лишь закатил в ужасе глаза и приготовился к высадке на солнце.
Через мгновение все было кончено. Таким образом, Миомия потеряла своего первого гражданина.
Миома поселил Гуасье в своем доме, на верхнем этаже, в трех роскошных комнатах, и при всем своем большом чувстве к эбонитовой девочке мог уделять ей лишь край своего времени.
Все свое время Миома проводил на постройке модели межконтинентальной ракеты, и строительство перешло в заключительную фазу.
В самом центре острова была вырыта шахта. Затем ее стены были забетонированы, а в самом низу под будущим основанием ракеты была установлена машина, способная с помощью жидкого азота производить дым. Сама же модель масштабом 1:1 находилась в специальном ангаре, где над ее доводкой трудился Миома. Даже если подойти к модели вплотную, она впечатляла своим полным подобием оригиналу и внушала ужас самого смертоносного оружия, произведенного когда-нибудь человеком.
В январе модель была полностью готова, и ее с помощью тягача доставили к шахте, где в течение двух дней устанавливали на вертящуюся и поднимающуюся платформу.
Последним этапом работы было камуфлирование самооткрывающегося люка, ведущего к шахте. Над его сокрытием Миома проработал неделю и после этого объявил об окончании всех работ.
В воскресенье утром на моей ферме появился адвокат и спросил, умею ли я управлять вертолетом. Я ответил, что умею, и понял, что неизвестный мне замысел Миомы начал претворяться в жизнь.
На взлетной площадке я увидел самого Миому. В его руках была кинокамера. Он подмигнул мне и кивнул головой в сторону вертолета.
С последнего моего полета прошло девять лет, и я немного волновался, запуская двигатели. Но тем не менее мне, летавшему на сверхзвуковых самолетах, не составило большого труда поднять в воздух вертолет, и мы полетели, кружа над островом.
Через несколько минут адвокат попросил меня опустить вертолет ниже и зависнуть в определенной точке. Он достал из кармана какой-то прибор, похожий на дистанционное управление, а тем временем Миома включил кинокамеру и с помощью видоискателя нашел какую-то точку. Я ничего не видел на земле, кроме прибрежных песков, и тем поразительнее было для меня то, что вдруг пески раздвинулись, и из глубины, омываемая клубами дыма, появилась ракета с красными буквами на корпусе: "МI-5". Она вращалась вокруг своей оси и, казалось, вот-вот готова взлететь. Миома не отрывался от видоискателя, снимая свое последнее детище, а я зачарованно смотрел на землю.
Через минуту адвокат, сказав "о'кей", щелкнул дистанционным управлением, и я увидел, как в считанные секунды ракета убралась восвояси, восстановив целостность песков.
Весь следующий день, уединившись в кабинете, адвокат и Миома составляли какое-то письмо, которое вложили в посылочный ящик, тщательно тот опломбировав. На ящике с посылкой ровными буквами было выведено: "Его превосходительству господину президенту Соединенных Штатов Америки".
Через два дня специальная почтовая служба президента вскрыла посылочный ящик, обнаружила в нем письмо, коробку с проявленной кинопленкой и запаянную колбу с неким веществом. Кому-то в голову пришло поднести к ней дозиметр, и экспериментатор в ужасе отшатнулся, выронив трещащий прибор.
Начальник почтовой службы немедленно связался с ЦРУ, откуда мгновенно прибыли одинаковые люди и забрали посылочный ящик к себе. В специальном отделе была просмотрена кинопленка, запечатлевшая подготовку к запуску межконтинентальной ракеты, и было прочитано письмо, адресованное президенту.
"Уважаемый господин президент! - говорилось в письме. - Прошу Вас и сенатскую комиссию рассмотреть мою не совсем обычную просьбу. Несколько лет назад я приобрел в штате Гавайи остров, который обустроил на свой лад и по своим понятиям. Так как я и жители моего острова ведем обособленный образ жизни и не считаем себя гражданами США, то прошу Вас и сенатскую комиссию рассмотреть вопрос об отъединении острова Миомия от Соединенных Штатов Америки и предоставлении ему статуса независимости.
Понимая, что моя просьба в обычных обстоятельствах вызвала бы только смех и не подлежала бы серьезному обсуждению, я вынужден прибегнуть к шантажу.
Уведомляю Вас и сенатскую комиссию, что на моем острове имеется установка с межконтинентальной ракетой, снабженной ядерной боеголовкой, способная стартовать в любом момент, подтверждением чему является приложенная кинопленка. Также прилагается и колба с обогащенным ураном.
Предполагая Вашу первую реакцию на шантаж, предупреждаю, что пусковое устройство межконтинентальной ракеты находится при мне, так что посылать на остров морских пехотинцев или подвергать мою страну бомбардировке не имеет смысла. К тому же в своем распоряжении я имею современную боевую технику, способную дать отпор силам извне.
Господин президент! Заранее уверен, что Вы способны дать трезвую оценку сложившейся ситуации и принять одно-единственное правильное решение, как бы оно впоследствии ни противоречило международному праву. С уважением, президент Миомии Миома Дулович".
Высокопоставленный сотрудник разведывательного управления после прочтения письма первый раз в своей жизни не знал, что делать в такой ситуации.
Находясь в полном недоумении, он отослал кинопленку и колбу с ураном на экспертизу и в короткое время получил ответ, что отснятый на пленку фирмы "Кодак" материал является совершенно достоверным. Ни о каком монтаже речи быть не может, так как подготовка ракеты к старту снята одним планом. В колбе же действительно содержится обогащенный уран, используемый в ядерной технологии.
Высокопоставленный сотрудник впал в еще большее недоумение и снесся с высшим руководством управления, которое незамедлительно собрало представительное совещание всех выдающихся сотрудников во главе с шефом ЦРУ.
На повестке стоял один вопрос - поиск выхода из сложившейся ситуации.
Первым делом на совещании выступил начальник секретного отдела, занимающегося восточными странами, и заявил, что в сложившейся ситуации отчасти есть и его вина, так как несколько лет назад он уже имел дело с Миомой Дуловичем, заподозрив его в шпионаже, но он же и снял эти подозрения...
Далее начальник отдела сделал короткое сообщение о личности Миомы.
Миома Дулович родился в России, к настоящему моменту ему исполнилось двадцать два года, пять лет назад он попросил у США политического убежища, ссылаясь на то, что КГБ проводил над ним опыты и сумел развить в нем телепатические способности, выражающиеся в умении конденсировать в мозгу передовые технологии вертолетостроения. Вероятнее всего, Миома Дулович утаил от ЦРУ и другие свои способности, так как впоследствии путем экстрасенсорики завладел выигрышным лотерейным билетом, чему подтверждением является суд, впрочем, окончившийся не в пользу лотерейной компании. По данным разведывательного управления, Миома Дулович вложил выигранные деньги в известную итальянскую автомобильную фирму и получил от своего вклада пятикратные дивиденды. Затем он купил в штате Гавайи остров, на котором живет и по сию пору...
После этого выступления начальник отдела позволил себе сделать несколько выводов. По его мнению, Миома Дулович мог быть как гениальным фальсификатором, так и гениальным террористом, находящимся на службе у советской разведки. Также начальник отдела позволил себе резюмировать выступление, заявив о важности выяснения - в действительности ли на острове находится межконтинентальная ракета или же это лишь искусная модель.
Шеф ЦРУ язвительно заметил докладчику, что они именно для этого и собрались, иначе на остров был бы послан десяток пехотинцев и вопрос был бы снят с повестки дня.
Совещание длилось почти четыре часа, и на нем было высказано немало путных соображений. Почти все были уверены, что ракета не настоящая, что это всего лишь модель. Но тем не менее оставалась крохотная вероятность, что ракета все же подлинная, а ее части были доставлены на остров с помощью кубинской подводной лодки. С этой крохотной вероятностью предстояло считаться.
Совещающиеся остановились на том, что необходимо установить подлинность ракеты или же увериться в блефе. Для этого предполагалось использовать опытного разведчика... Также высокопоставленные чины пришли к единодушному мнению, что обо всем происшедшем необходимо доложить президенту и тем самым переложить на него часть бремени, неожиданно свалившегося на разведку.
На следующий день директор Центрального разведывательного управления встретился с президентом и сумел его озаботить сложившейся ситуацией.
Президент решил сам контролировать ситуацию и счел необходимым вступить в личную переписку с одним из самых богатых террористов мира. Также он просил шефа ЦРУ не предпринимать никаких самостоятельных шагов, прежде не посоветовавшись с ним.
Директор обещал, на том они и расстались друзьями.

Через две недели после того, как президенту Соединенных Штатов была отправлена "вкусная" посылка, Гуасье зашла в сад и увидела Миому сидящим в шезлонге и пристально смотрящим на изящную девичью головку, сделанную из белого мрамора. Также она заметила, что под взглядом лысого страшилища головка осыпается мраморной крошкой, обретая законченные очертания.
В этой изящной головке Гуасье узнала себя, но виду не подала, а подошла к Миоме и обняла его за шею.
От неожиданности Миома вздрогнул, по его телу прошел электрический разряд, он неудачно взглянул на мраморную головку, и она развалилась на несколько неравных частей.
Эбонитовая девочка так расстроилась, что расплакалась, роняя горячие слезы на изуродованный череп скульптора. Впрочем, она быстро взяла себя в руки, утерла черную мордашку и спросила Миому:
- Ты ведь еще сделаешь? Правда?
Растроганный Миома кивнул головой и поклялся себе, что сделает для этой девочки все, чего она ни пожелает.
- Я рожу тебе ребенка, хочешь? - спросила Гуасье, запуская свои длинные пальчики под рубашку Миоме и перебирая ими так славно, что у него мурашки побежали по коже, и он тут же забыл обо всех делах.
Гуасье увлекла Миому к зарослям отцветающих тюльпанов, где он впервые в своей жизни испытал любовь во всей ее распустившейся сладости.

Как-то, лежа на мелководье и дыша с помощью акваланга, я любовался подводными красотами. Океан был спокойным, его поверхность была ровной, словно выглаженная простыня, и мне удавалось смотреть со дна на солнце, ставшее сквозь зеленоватую воду тоже зеленым. Обычно я лежал так по два часа, частенько засыпая в нагретой воде, а просыпался, когда в баллонах кончался кислород.
Неожиданно поверхность была потревожена, и я увидел две черные ножки, осторожно ступающие по устеленному галькой дну. Я вынырнул и увидел Гуасье. Она стояла по колено в воде, абсолютно голая, ничуть не стесняющаяся своей наготы и глазеющая на неожиданно всплывшего "Ихтиандра".
- Ты что здесь делаешь? - спросила с любопытством она.
- Живу, - ответил я, сняв маску.
- Прямо в воде?
- Нет... Вон мой дом.
Я указал пальцем на свою ферму, и она посмотрела на нее оценивающе.
- Ты тоже гражданин нашей страны?
- Ага.
- Ты русский?
- Ага.
- А русские все время "агакают"?
- Все время, когда видят голых девушек, - ответил я, скидывая акваланг.
- Тебе не нравится?
- Нравится.
Гуасье зачерпнула воды и растерла мокрыми ладошками свое разгоряченное тело.
- Ты кто? - спросила она.
- Летчик.
- А где твой самолет?
- Разбился.
- Поэтому ты стал подводником?
- Поэтому.
- Я окунусь?.. Слишком жарко стоять...
Она грациозно нырнула, а я выбрался на пляж, улегся на песок и смотрел на нее, плескающуюся и отфыркивающуюся. Через несколько минут она вышла из воды и улеглась рядом. Ее мокрое тело волновало меня, заставляя лежать на животе.
- Ну? - спросила она.
- Что? - не понял я.
- Ну и как же ты живешь здесь без женщины?
- Я ловлю рыбу.
- И поэтому все время лежишь на животе?
- Нет, только сейчас... Ты меня волнуешь.
Гуасье тяжело вздохнула, словно уставшая от мужского желания, стряхнула с себя песок и перевернулась на спину.
- Покажи мне свой дом, - попросила она. - Здесь на острове так мало развлечений.
- Пойдем, - согласился я. - Только оденься.
Она пожала плечиками и натянула бикини.
Мы поднялись к моему дому, она шла чуть впереди и, увидев великое множество сушащейся во дворе рыбы, развела руками.
- Ты великий рыболов! - сказала она. - Ты меня удивил.
Затем она обошла три мои комнаты и внимательно их разглядела.
- Ничего интересного... Дом, в котором я живу, гораздо лучше.
Она стояла в самой темной комнате, и я видел лишь ее большие глаза.
- Ну что? - спросила она. - Так и будешь стоять?
- А что мне делать?
- Я же вижу, что ты хочешь на меня накинуться... Всегда будь рабом своего желания!
- Ты ошиблась... Я вовсе не хотел на тебя накидываться.
- Ну и ладно... - сказала Гуасье. - Я, пожалуй, тогда пойду. Сейчас обеденное время.
Она надела маечку и ушла, на прощание махнув мне ручкой.

В один из дней Миома получил официальный пакет с эмблемой Белого дома, с письмом, лично подписанным президентом Соединенных Штатов Америки.
Вот что говорилось в письме:
"Уважаемый господин Миома Дулович.
Мы с большим вниманием прочитали Ваше послание и всерьез обеспокоились его ультимативным содержанием. При всем уважении к Вам, к Вашему беспрецедентному успеху в сфере американского бизнеса считаю долгом частным образом изложить свою позицию на Ваши экстраординарные устремления.
Соединенные Штаты Америки на пути своего развития достигли большого прогресса как в экономическом, так и демократическом построении государства.
Администрация США пытается решать свои внутренние и внешние проблемы исключительно демократическим путем, не прибегая к шантажу и прочим насильственным мерам.
Тем не менее, попадая в критическую ситуацию, всякая власть не может лишь обороняться, она вынуждена и наступать.
Как умный человек, Вы наверняка понимаете, что проблема, навязанная Вами, решается чрезвычайно просто - посредством экономической блокады.
Но, не желая действовать такими средствами, я призываю Вас еще раз обдумать свои намерения и отказаться от них.
Также я хочу добавить несколько слов от себя - не как от президента, но как от простого человека.
Извините, но никак не могу понять, для чего Вам понадобилось признание Вашего острова независимым государством. Вы обладаете огромным состоянием, позволяющим Вам иметь неограниченную свободу. У Вас есть своя земля и при желании Вы можете купить ее еще великое множество. Какого черта Вам еще нужно! Не маньяк же Вы, в самом деле!
Прошу Вас в месячный срок ответить мне так же неофициально, так же, как и я писал Вам.
С уважением, президент США".
Утром, лежа в своей постели, Миома читал письмо, написанное президентом США. Рядом спала Гуасье, во сне она сбросила с себя одеяло, и Миома, поглаживая ее по обнаженной спине, думал.
Он встал, подошел к окну и долго смотрел на океан. Начинался сезон дождей, и небо, словно чернилами, затекало тучами. Над островом должна была быть гроза.
Все его желтоватое тело слегка затряслось, когда он рассмотрел под черной тучей какой-то предмет. Скорее всего это птица, подумал Миома и почему-то заволновался. Он чуть наклонил свою изуродованную голову и смотрел на то, как на мгновение разошлись тучи, заглатывая птицу. Над островом громыхнуло, затем сверкнуло, чем-то резко запахло, и над океаном началась гроза.
Неожиданно Миома почувствовал боль внутри живота. Он сильно надавил на него, боль резанула в ответ отчаянно, и лысый страшилище, теряя сознание, рухнул на пол.
Гуасье, проснувшись от шума грозы, увидела лежащего на полу Миому, и ей показалось, что он умер. Через мгновение она закричала, и на крик явился адвокат. Он взвалил тело Миомы себе на плечо и понес его в дом кубинца-эмигранта, в котором находилось самое современное медицинское оборудование.
Через час Миома пришел в себя. Возле его изголовья сидел кубинец и смотрел печально в самые глаза своего патрона.
Миома вопросительно вздернул голову.
- Правду? - спросил кубинец, Миома кивнул.
Эмигрант некоторое время помолчал, а затем уверенным голосом сказал:
- У вас опухоль... Опухоль в желудке...
Миома улыбнулся и подумал, что вот ведь как странно. С его матерью было то же самое. Когда-то и она так же узнала про опухоль, оказавшуюся впоследствии им самим. Его и назвали в честь опухоли. Жаль, что такое дважды не повторяется.
- Сколько у меня еще времени? - спросил Миома.
- Трудно сказать... Может быть, год... Можете вернуться к себе... Приходите через три дня.
Миома самостоятельно вернулся в свой дом, уселся в любимый шезлонг и с удовольствием вдыхал ароматы отцветающих цветов. В сад спустилась Гуасье и, присев на подлокотник шезлонга, обхватила голову Миомы руками. Что самое странное - Миома при этих объятиях не испытал того кружения плоти, какими они обычно сопровождались, ему не было даже приятно, и президент подумал, что ничего удивительного в этом нет - просто он умирает.
Миома осторожно разнял руки эбонитовой девочки и попросил ее принести в сад бумагу и чернила, а также конверты с эмблемой государства.
Затем Миома написал два письма. Одно - президенту Соединенных Штатов Америки, на конверте другого стоял адрес - "Летчику и рыболову". Конверт со вторым письмом Миома попросил Гуасье спрятать в сейф и вручить адресату после его смерти. Содержание же первого письма было таким:
"Уважаемый господин Президент!
Был польщен получить письмо с Вашей личной позицией, на сложившуюся ситуацию. Уверен, что Вы считаете меня личностью с террористическими наклонностями, но смею уверить, что это далеко не так. При создании нового государства мною двигали не личные амбиции, а идеи совершенно другого рода, о которых я предпочитаю не упоминать. Тем не менее я задумался над Вашими советами и склонен при неожиданно сложившихся обстоятельствах отчасти к ним прислушаться.
С момента получения этого письма Вы можете успокоиться и направить ход своих государственных мыслей в другое русло. На данный момент я не стану прибегать к осуществлению своих угроз, но прошу Вас помнить о единственном - о реальности моего предупреждения!
Этими словами я заканчиваю свое письмо, оставляя Вас в относительном спокойствии.
С уважением, президент Миомии Миома Дулович".
Отправив письмо в Белый дом, Миома вызвал к себе физика и сказал ему несколько слов, после которых очкастый юноша счел своего патрона окончательно свихнувшимся.
- Послезавтра будем запускать ракету, - сказал Миома.
- Но она не взлетит, - возразил физик.
- Взлетит.
- Она не настоящая! Это лишь модель!.
- Иди!
Миома махнул рукой, устроился удобнее в шезлонге и закрыл глаза.
Юноша в недоумении ушел и в первый раз пожалел, что приехал на остров.

Я сидел во дворе и сжигал очередную порцию засушенной рыбы, когда меня навестила Гуасье.
- Что ты делаешь? - спросила она.
- Жгу рыбу.
- Зачем?
- А куда ее девать?
- Ты ее просто выпускай, когда поймаешь. Я признался девочке, что такая мысль мне в голову не приходила. Она игриво улыбнулась и сказала:
- А мы завтра будем запускать ракету.
- Какую? - не понял я.
- Межконтинентальную.
- Зачем?
- Не знаю. Просто будем запускать.
- Ведь она не настоящая.
- Настоящая, - уверенно сказала Гуасье.
- Ты ошибаешься. Это просто модель.
- Ну, не знаю, - недовольно ответила девочка. - Я знаю только то, что мы будем ее запускать.
- Ну, хорошо, - согласился я. - Запускайте.
- Миома просил, чтобы ты тоже пришел.
- Хорошо, приду.
Гуасье обошла вокруг костра, сунула в него палочку и села рядом со мною на бревнышко.
- Ты по-прежнему не хочешь на меня наброситься?
- Не хочу... На острове очень жарко. А в газовой печи еще жарче.
- Я тебя не выдам.
- Не в этом дело. Просто я люблю женщин постарше.
- Знаешь, что я могу сделать?
- Что?
- Я могу наврать Миоме, что ты уже меня изнасиловал. И тогда тебя тоже в печь...
- Если ты будешь продолжать в подобном роде, то я сниму ремень и выпорю тебя!
- У тебя нет ремня.
- Хорошо, иди домой и скажи Миоме, что я завтра приду.
Гуасье поднялась с бревнышка, задев меня бедром, томно потянулась, сделала ручкой и пошла к дому, оставляя на песке чуть заметные следы.
На следующий день в одиннадцать утра я появился возле предполагаемой стартовой площадки межконтинентальной ракеты и приготовился к аттракциону. Здесь уже собрались все граждане нашего острова за исключением аборигенов. Я оглядел присутствующих и удостоверился, что они настроены на предстоящее точно так же, как и я. Юноша физик поплевывал на песок, кубинец эмигрант разглагольствовал о бездарной политике Америки, адвокат старался выглядеть безучастным, тем не менее в его взгляде проявлялась усталость, и он непрерывно теребил воротник рубашки. Лишь один Миома выглядел уверенным и, держа за руку Гуасье, смотрел на часы, выжидая обусловленного для старта времени.
В одиннадцать пятнадцать Миома щелкнул пальцами, приказав начинать. Адвокат достал из портфеля дистанционное управление, нажал какую-то кнопку, обнаруживая запрятанную в песках шахту.
- Ну и куда она полетит?! - в сердцах спросил физик.
- На атолл Бикини, - спокойно ответил Миома.
- Пускай летит куда хочет! - вскричал кубинец. - Что ты в самом деле пристал!
Ракета медленно выползала из шахты, окутанная клубами дыма и, несмотря на всю свою фальшивость, выглядела настоящей. Она смотрела прямо в середину неба, и казалось, вот-вот взлетит.
Когда начался отсчет старта, юноша отвернулся, а я подумал, что у богатых свои причуды и они могут развлекаться, как им заблагорассудится. Пусть даже запускают нелетающие ракеты. Все какое-то развлечение.
Когда до мнимого старта осталось десять секунд, под моделью что-то взревело, а из шахты вырвалось голубое пламя. Юноша удивленно повернулся к ракете, затем вопросительно уставился на Миому.
В очередной раз я подумал, что Миома гений. Все выглядело взаправду, и мне стало чрезвычайно любопытно, что же будет дальше.
- Три, два, один, ноль, - отсчитал адвокат.
Раздался чудовищный грохот, пески вздыбились, и на глазах ошеломленных наблюдателей ракета начала подниматься. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее она вылезала из шахты, потом дернулась, завибрировала и, словно отпущенная, мгновенно взлетела.
- Этого не может быть! - орал физик. - Она ненастоящая! Это модель! Модель!!!
Но его никто не слушал. Все завороженно задрали головы в небо и смотрели за полетом ракеты, пока она не скрылась в небесах.
Первым пришел в себя адвокат, он подошел к Миоме и пожал ему руку. Гуасье прижалась к лысому уроду и преданно заглядывала ему в глаза.
- Да здравствует самое воинственное государство в мире! - орал кубинец.
- Куда она полетела? - допытывался юноша.
- На атолл Бикини, - ответил Миома.
Внезапно я понял, что Миоме плохо. Он оттолкнул от себя Гуасье и сел на песок. Я указал на него кубинцу, и тот, перестав орать, устремился к пациенту, помог ему встать и повел в лабораторию.
В лаборатории врач поместил Миому под рентгеновский аппарат и сделал несколько снимков. Пока они проявлялись, кубинец уложил Миому в постель, сделал ему успокоительный укол и предался воспоминаниям, как он когда-то вырвал своему патрону больной зуб.
Миома кивал, но через несколько минут что-то тяжелое навалилось на его глаза, и он заснул.
Кубинец вытащил из проявки готовые снимки и прикрепил их к светящемуся на стене панно. Когда он внимательно их разглядел, то удивлению его не было предела. Два часа он рассматривал их и приговаривал:
- Вот это да!
К вечеру Миома проснулся и обнаружил возле постели кубинца. Тот сразу же спросил:
- Хотите посмотреть кое-что интересное?
Миома кивнул.
Кубинец прикатил в лабораторию кровать с больным и подошел к световому панно.
- Это ваш желудок, - пояснил он.
Миома вновь кивнул. Кубинец ткнул пальцем в темное место на снимке:
- А это то, что мы принимали за опухоль.
Миома вопросительно посмотрел на врача.
- Не догадываетесь, что это такое?..
- Нет, - ответил Миома.
- Ха!.. Это самый обыкновенный зародыш!
Миома лежал в кровати спокойный, ничуть не удивленный сообщенным. Ему представилась Соломея, услышавшая когда-то то же самое.
- Вы не волнуйтесь! - продолжал кубинец. - Я долго ломал голову и понял. Это же ваш братец или сестрица. Просто вас должно было родиться двое, но что-то пошло не так, и зародыш очутился внутри вашего желудка. До сих пор он вас не беспокоил, а теперь вот стал развиваться. Операция предстоит несложная, но для этого нужно ехать в Гонолулу...
- Я никуда не поеду, - сказал Миома и закрыл глаза.
- Тогда вы умрете! - возразил кубинец. - Зародыш будет разлагаться и отравит вас... Вас убьет собственный брат!
Миома ничего не отвечал, и казалось, что он опять заснул.

В этот день почти все станции слежения зафиксировали на атолле Бикини ядерный взрыв мощностью до двадцати мегатонн. Поскольку атолл принадлежал Франции, а официального сообщения о взрыве не последовало, несколько ядерных государств, в том числе Америка и СССР, сделали запрос французскому правительству. Также к ним присоединилась организация Green Реасе, выразившая категорический протест против использования в качестве ядерного полигона экологически погибающий атолл Бикини.
В это время в высшем эшелоне власти Франции воцарилась самая настоящая паника. Никто из руководителей ничего не знал о произведенном взрыве, никто его не готовил, и все мучительно ломали голову над тем, как это могло произойти.
Через два часа одна из частей французских ПВО сообщила, что на одном из локаторов в течение нескольких секунд прослеживался летящий на огромной скорости объект. Впрочем, его приняли за радиопомеху и должного внимания не обратили.
Главнокомандующий армии выразил предположение, что след на локаторе могла оставить межконтинентальная ракета и по тому же следу можно вычислить траекторию, а также приблизительное место ее старта.
Так и было сделано. Счетно-вычислительные машины рассчитали траекторию и своим ответом ввергли в изумление французского президента. Ответ был таков: ракета выпущена с территории США, с площадки, находящейся приблизительно в штате Гавайи.
Французский президент связался по телефону с президентом американским и выразил недоумение по этому поводу.
Хозяин Белого дома объяснил все это чистой случайностью, принес свои извинения французскому народу и просил своего собеседника содержать случившееся в тайне до совершенного выяснения обстоятельств происшедшего.
Получив заверения союзника, американский президент повесил трубку, взял со своего стола письмо, подписанное Миомой Дуловичем, еще раз прочитал его и испытал бешеное раздражение. Затем он вызвал в кабинет министра обороны и дал ему категорическое распоряжение.

Вечером того же дня Миома покинул медицинскую лабораторию и вернулся в свой дом. Из запертой комнаты он достал запыленный трон красного дерева, выкраденный когда-то Харрисом из филадельфийского музея, и перенес его в самый большой зал своего замка. Миома тщательно протер трон от пыли и по всему полу проложил к нему ковровую дорожку.
На все вопросы Гуасье о происходящем он ничего не отвечал и, казалось, совсем не замечал своей эбонитовой девочки.
После завершения работы Миома вышел из дома и пошел к океану. Он дошел до железной дороги, наполовину занесенной песком, перешагнул через рельс и встал обеими ногами на шпалу. Затем сделал шаг и улыбнулся, обнаружив под своей ногой следующую шпалу. Так шаг за шагом он шел по шпалам своей мертвой железной дороги, пока не сделал полный круг вокруг острова.
Миома вытер с головы пот и сел на песок, вытянув ноги так, чтобы они касались накатывающих волн.
Он улыбался от прикосновений теплой воды и думал о том, что мало ему удалось сделать в своей жизни. Та единственная цель, к которой он стремился, не достигнута, да и вряд ли могла она когда-то осуществиться полностью. Так, серединка на половинку. Бедная, бедная мама, напоследок подумал он, затем обхватил колени руками, свернувшись калачиком, опрокинулся на спину и покатился кувырком в океан. Там он расправил свое тело, в последний раз вдохнул воздух, затем погрузился на дно и глубоко вдохнул воду.
Несмотря на то, что Миома почти сразу умер, тело его не утонуло, а плыло по поверхности течения в океан. Мертвеца сразу приметили чайки и несколько дней склевывали его плоть, оголяя кости сверху. А маленькие хищные рыбешки довершали работу снизу, так что через неделю по волнам скользил совершенно голый скелет... Единственное, что не смогли сделать мерзкие птицы, - это разбить своими клювами трехсантиметровый череп и выжрать из него мозг.
Через два месяца скелет Миомы достиг антарктических вод и вмерз в небольшой айсберг.

В этот вечер я сидел и чинил возле дома сети, разорванные меч-рыбой, когда меня навестила Гуасье.
- Тебе опять скучно? - спросил я.
- Нет, - ответила девочка.
- Что же тогда?
- Миома умер.
- Что? - не понял я.
- Он утонул час назад в океане.
Несколько минут я не мог оправиться от шока, а когда пришел в себя, спросил:
- Как это произошло?
- Он утопился.
- Ты это сама видела?
- Да.
- Почему же ты ему не помешала?
- Он сделал свое дело, потому умер.
Гуасье вытащила из кармана толстый конверт и протянула его мне:
- Вот, он велел передать, когда умрет.
- Что это?
- Наверное, письмо, - ответила девочка. - Я его не читала.
Я взял из рук Гуасье конверт и велел ей идти домой и всем рассказать о случившемся.
Я раскрыл конверт, обнаружил в нем письмо и американский паспорт с фотографией Соломеи. Я полистал книжечку и на одной из страничек нашел штамп с въездной визой в СССР.
"Дорогой мой рыболов, - говорилось в письме. - Эта бумага попадет к тебе, когда я буду уже мертв. Нас с тобою всегда связывало нечто большее, нежели просто человеческое общение. Нас с тобой связывал взгляд! Потому прошу тебя исполнить мою последнюю волю".
Далее в письме Миома по пунктам излагал свою просьбу, и я дал себе честное слово, что выполню ее незамедлительно.
На следующее утро я вылетел в Гонолулу, а оттуда в Нью-Йорк. В Нью-Йорке мне пришлось прождать целые сутки самолета в Москву, и двадцать четыре часа я думал о Миоме. Мне было его искренне жаль.
Уже в Москве, сидя в такси, я с любопытством разглядывал столицу, ничуть не изменившуюся за все это время.
Такси выехало за город и устремилось к Подольску. Через тридцать минут я поднялся по лестнице и позвонил в квартиру Миомы. Дверь никто не открывал, и я в страхе подумал, что Соломея мертва. Я толкнул дверь, она оказалась не заперта и со скрипом открылась.
Соломея, так же как и многие прошлые годы, сидела в своем кресле и смотрела слепыми глазами в окно, как будто я только вчера оставил ее. Седые, до пола, волосы разметались по комнате, и казалось, что старуха превратилась в мумию. Рядом с креслом стоял чемодан.
- Ты опоздал на сутки, - неожиданно проговорила старуха.
- Не было самолетов, - ответил я.
- Когда мы летим?
- Наш самолет через четыре часа. Такси ждет внизу.
- Царство... Царство... - прошептала старуха и тяжело поднялась из кресла.
Мы приехали в аэропорт, прошли через таможню и уже скоро пересекли воздушную границу СССР.
Всю дорогу Соломея молчала. Ее с любопытством рассматривал весь самолет. Наверняка многие думали, что вот она, представительница матриархального, всего того, что есть на этой земле, а потому, проходя мимо нее по своим надобностям, пассажиры почтительно наклоняли пред ней головы.
Через сутки маленький самолет опустился на посадочную полосу острова, и я помог Соломее спуститься на землю. Нас ждала машина, и адвокат почтительно открыл перед старухой дверь.
Входя в построенный Миомой дом, Соломея спросила:
- Где тронный зал?
- На втором этаже, - ответил адвокат.
- Соберите всех! - приказала старуха и, оттолкнув мою руку, сама поднялась по лестнице.
Не оглядываясь, она прошла по ковровой дорожке и уселась на трон красного дерева.
Девяностолетняя слепая старуха наконец обрела то, чего ждала всю жизнь. Она уверенно уселась на трон, как будто всю жизнь в мечтах примеряла свое чудовищно большое тело к его седалищу. Соломея вытянула вперед руки и вновь проговорила:
- Царство!..
Через несколько минут в тронном зале появились остальные граждане Миомии. Они с любопытством рассматривали старуху, а я развернул предсмертное письмо Миомы и прочитал конец его вслух:
"Я, Миома, первый президент Миомии, добровольно отказываюсь от власти и передаю ее своей матери, Соломее. Отныне и до смерти она будет править страной, одна-единственная в своих полномочиях, единственная, кто вправе решать судьбу трона после своей смерти".
Я оглядел присутствующих, скептически слушающих предсмертные распоряжения Миомы. Лишь одна Гуасье почти подобострастно смотрела на Соломею, и в глазах ее был восторг.
Я закончил читать, и старуха, взмахнув рукой, проговорила:
- Теперь ступайте...
Присутствующие медленно выходили из зала, а кубинец-эмигрант бубнил себе под нос:
- Вот еще... Будет тут мною командовать какая-то старуха...
- Ты останься! - приказала старуха Гуасье. - Подойди сюда.
Девочка подошла к трону и уселась возле ног Соломеи.
- Как тебя звать? - спросила старуха.
- Гуасье.
- Странное имя. С этой минуты будешь зваться Суламифью. После моей смерти сядешь на этот трон.
Девочка улыбнулась и прильнула черной мордашкой к ногам старухи.
Я вернулся к себе в дом и стал собирать вещи. Затем вынес чемодан наружу, поставил его в сторонку и развел костер. Я сжигал остатки рыбы и мысленно прощался со своей фермой. В кармане у меня лежал американский паспорт, я был уверен, что со своей квалификацией летчика-истребителя наверняка найду где-нибудь место. Стану работать в сельскохозяйственной авиации. Приятно летать над полями и забрасывать их удобрениями.
Я погрузил чемодан в вертолет, запустил двигатели и на прощание помахал рукой юноше физику. В ответ он кивнул мне головой, и вертолет оторвался от земли.
Я летел над водой и немного грустил. Так всегда бывает, когда человек переезжает на другое место.
...Министр обороны США отдал приказ, три современных бомбардировщика с полным боекомплектом взлетели и взяли курс на расположенный в районе Гонолулу остров.



Дмитрий Липскеров. Ожидание Соломеи